ТЕОРИЯ МЫТЬЯ ПОЛОВ

В книге 5 глав (по дням встреч персонажей).
Ниже читайте Предисловие ("От Издателя"), фрагменты первой и последней глав.

Полный электронный вариант книги (216 с.) можно скачать здесь

Рецензии:
Евгений Сошкин. Бог без машины

Марк Рац. Нашим кандидатам наук мытья полов мало: им нужны ещё и теории


              

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

Cat.jpg (1285 bytes)Эту рукопись я нашел на заднем сиденье автобуса. Я бы не обратил внимания на небольшой свёрток, лежавший рядом, но шомэр битахон вдруг навис надо мной и спросил, не мой ли это мешок, а я машинально ответил, что мой. Пришлось взять его с собой, тем более, было любопытно, что там.

В содержимом мешка не оказалось никаких намеков на адреса, фамилии и тэудот зэут действующих лиц и летописца. Так что вернуть находку было некому, передать её диспетчеру на тахане я поленился, дать объявление в газету поскупился, а зайти в миштару не решился. Но, честно говоря, мне не хотелось расставаться с этим подарком случая.

Как видно из рукописи, несколько олим хадашим встречаются раз в неделю после работы, "культурно отдыхают" и беседуют на разные темы. Вот и весь сюжет.

Кто эти люди, насколько они типичны для алии, существуют ли они вообще или всё это вымысел и мистификация – остаётся для меня загадкой. Какова их профессия, что, кроме нахальства, даёт им возможность рассуждать буквально обо всём, хотя и в гротескной манере? Рукопись не завершена и, по всей видимости, заседания за столом продолжаются, поэтому ещё одна загадка: что из этих застолий выйдет? Алкоголизмом они уж точно не кончатся – возраст не позволит.

Самый загадочный персонаж – летописец. Входит ли он в число действующих лиц или наблюдал со стороны? Одна из женщин говорит: "кто-то записывает наши разговоры", но никто из присутствующих не признаётся, хотя тайна не Б-г весть какая. Правда, упоминается Кот, с которым играл один из персонажей. Известно, что коты любят наблюдать разные события, но совершенно невозможно представить их в роли мойщиков полов, любителей спиртного или наблюдателей событий мысли. Впрочем, в рукописи столько всяких невозможностей, что участие Кота я не отвергаю. Потому и поместил его портрет как вероятного автора – на всякий случай.

Я долго колебался, стоит ли обнародовать этот текст. Местами он напоминает скучные лекции покойного Всесоюзного общества "Знание", а то пускается в бешеный конкур. Моралист сказал бы, что жанр рукописи близок к проповеди: автор увлекается поучениями и бичеванием. Сам летописец говорит о "записках" или "разговорах" и предполагает, что читатель будет ими наслаждаться. Но чтение, если и наслаждение, то мазохистское: чтобы что-то понять, приходится выделять, удерживать и соотносить друг с другом различные смыслы и содержания, разбросанные по разным местам, иногда даже задумываться – для многих это мучительное занятие. Также хватает небесспорных, противоречивых и тривиальных суждений.

С другой стороны, персонажи говорят, что если эта рукопись существует, надо её олитературить и опубликовать, и объясняют, зачем это нужно. Один из доводов – финансовый, ибо, как понятно из рукописи, доходы этих людей столь же близки к официальному минимуму, сколь их мысли далеки от нашей с тобой, читатель, реальности. Тем не менее, я согласен со всеми их соображениями в пользу публикации.

Добавлю, что персонажи проводят одну логику и одержимы одной, предельной с их точки зрения, идеей. Она освещает и направляет их жизнь. Знатоки мне сказали, что сам факт наличия идеи с таким статусом – характерная еврейская черта. Если им верить, перед нами еврейское произведение (если таковые вообще бывают). Несмотря на тематическое разнообразие, "разговоры" вращаются вокруг одного полюса – ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ, а это ДЕЛО мне кажется сейчас особо важным и значимым для каждого из нас. Но и здесь не всё однозначно: персонажи понимают историю не так, как предписывает традиция. По этому параметру, как утверждают те же знатоки, произведение нееврейское. Вот и разбирайся!

Мы не найдём в рукописи рецептов немедленного преодоления коренных противоречий и трудностей нашей жизни. Персонажи считают, что наличными мыслительными средствами нам с ними не справиться, видят в этом главную проблему и возлагают надежды на новую формацию мышления – методологическую. Её распространение и культивирование требует времени и специально подготовленных людей, которым и предстоит в будущем решать неразрешимые сегодня проблемы. Потому во всём том, что касается развития, персонажи придают решающее значение НОВОМУ ОБРАЗОВАНИЮ.

На программу образования этот труд, конечно, не тянет, но к концепции довольно близок.

Он интересен и с житейской точки зрения, знакомя нас с настроением и первыми впечатлениями новых членов общества.

Короче, взвесив все "за" и "против", я решился. Не считая себя вправе что-либо переделывать в этом странном произведении, я лишь придумал ему название, дал эпиграф, сноски и выделил курсивом речь летописца-комментатора. Кроме того, каждому " Дню" предпослал иллюстрацию.

Рукопись обрывается на "Дне пятом" . Поскольку достоверно неизвестно, что происходило в дальнейшем, в последней иллюстрации я рискнул выразить свой осторожный оптимизм.

Уважаемый летописец, если ты существуешь, гонорар за вычетом налогов, проездных, почтовых и телефонных, а также пожертвований и моего нескромного вознаграждения – твой!

Кадима, читатель!

 

G1.jpg (2792 bytes)
  click на картинке
G3.jpg (2410 bytes) G4.jpg (2355 bytes) G2.jpg (2032 bytes) G5.jpg (2512 bytes)
click на картинке 

Полный электронный вариант книги (216 с.) можно скачать здесь

вверх

DRleft.jpg (728 bytes)