О пользе уважения Истории, понятий и странностях семантики

("Спецоперация" в Украине 2022: смыслы, значения, перспективы. Версия)

 

Предисловие

После 24.02.22 меня спрашивают: "Ты за белых или за красных?" (Эта шуточная лексика зловеща: явно отсылает ко времени взаимного истребления в 1918-1920. Тогда России это обошлось в ~600 тыс. жизней).

Что вам важнее: левая рука или правая нога? Привычка к дихотомии – удостоверение нашей простоты.
И чем более она "святая", тем надёжнее она отрубает все пути понимания. И возникает вопрос: что нам важнее — простота или понимание? Не "ваще", а в событиях в Украине и вокруг?

Я родился и учился в Украине. Долгое время работал в России, потом снова в Украине.
Эти две страны — моя Родина. Там остались мои родители, родственники, поколения предков, друзья. Обе страны мне дороги, и я ненавижу тех, кто решил нас столкнуть даже ради торжества самого для них "святого": глупости и алчности. Поэтому отвечаю: "Без белых и красных можно обойтись. Я за то, чтобы у нас была водокачка. Без неё никак".

Мы, наивные, думали, что победив в 1945, мы покончили с фашизмом. А он живёхонек и так же агрессивен и неукротим, как в 41-м (это не удивительно: что-то не то в нашем понимании "фашизма" и условиях его существования - см. "Уроки Холокоста"). Поэтому моя позиция не внутри конфликта, а над: к сожалению, школа Иозефа Геббельса дожила до наших дней и оказалась востребованной: наступили времена, когда ни со стороны белых, ни красных, ничего, кроме потоков густой лжи, не услышишь и не увидишь, и только с высоты водокачки, неважно, чья она в данный момент, можно свободно и неискажённо обозреть горизонты и в меру своих возможностей понять что-то содержательное и реальное. Например, можно увидеть, что цели и смыслы российской Спецоперации не имеют ничего общего с задачами очеловечивания человека. Напротив, они подают пример оскотинивания человека (в работах по истории ВОВ и Холокоста в ходу есть похожий термин - расчеловечивание: так называется технология уничтожения личности и доведения человека до образа животного, чтобы развязать руки убийце: освободить от ответственности и морального ущерба). А действия в 2014 году ВСУ в Донбассе и на юге - это поведение человека в состоянии сильного опьянения. Вы можете сказать, что Спецоперация не для того затеяна, чтобы утверждать абстракции. Согласен. И пишу этот текст, чтобы разобраться: зачем она затеяна и где в ней место классического волка, который надрываясь, кричит "Волки!"?

Любая война - взаимодействие не менее двух сторон. И за козлом отпущения далеко ходить не надо: все участники, без исключения, преступники. Но с этим примирились и даже придумали заклинание для чествования выживших: "Победителей не судят". Если бы с таким же рвением и фанатизмом утверждалась идея человечности... Победа даёт индульгенцию на массовые убийства язычникам, не людям.

Если хотим оставаться людьми, есть смысл разработать принципиально иные, чем современная политика и дипломатия, процедуры разрешения противоречий, не доводя их развития до конфликтов и силовых действий. Уже древние понимали, что нет необходимости доводить конфликты до гекатомб, можно их разрешать иными путями, например, в единоборствах. Наши современники часто употребляют слово "демократия" (как было принято в Древней Греции, в Византии), гордятся званием "Демократа". Они знают, что это слово значило в Элладе, в Византии и даже в Конгрессе США и Госдуме. Но что оно должно означать в сегодняшнем конфликтогенном мире? Манипуляции с выборами? Лозунги уличных шествий? Права парламентского большинства? Путь торжества "справедливости"? Нет. Демократия - одна из человеческих практик - практика разрешения конфликтов ненасильственными способами. Ведь если немного подумать, именно для создания и использования этой практики предназначен наш Разум, удостоверяющий принадлежность его носителя к роду человека. Но Разум мы употребляем гороздо реже, чем слово "демократия".

Пишу этот текст с надеждой, что вдохновители, зачинщики, спонсоры и исполнители этого безумства (особенно те, кто борются с "украинским неонацизмом") не избежат нового Нюрнберга. Я буду за них рад: на том свете у них будет больше возможностей проводить время со своими кумирами: одним — со своей глупостью, другим — со своей корыстью.

Четыре определения

1. Националист - тот, кто желает блага своей этнической группе (нации, расе) и пытается его достичь, мобилизуя творческие силы этой же группы.

2. Нацист - тот, кто хочет и делает то же самое, но за счёт ресурсов других этнических групп, которые объявляются "низшими", "неполноценными" и, «стало быть», на них можно и должно воду возить или ликвидировать за ненадобностью. Нацизм не только идеология, но и способ её реализации.

Граница между национализмом и нацизмом очень тонка и для неискушённых умов практически незаметна. Она проходит между не содержанием идей, а между способами реализации идей. Её легко перейти. Особенно, когда воодушевлён "Сверхценной идеей", позволяющей неограниченное действие. Или, когда от долгого отсутствия практики мышления атрофировалась способность к различению. Ибо замечено: неважно, каким ты представляешь себе «счастливого человека», важно, каким способом ты хочешь кого-то (в том числе, себя) осчастливить, потому что таким реально и будет его счастье.
Для лучшего понимания "нацизма" и необходимых условиях его существования надо обращаться не к самоучкам Случайнокомандующим, а к культуросообразным источникам, они делают акцент именно на способах деятельности, а не на её целях и даже не на её смыслах. На первый случай, бы рекомендовал фильм "Нацизм. Предостережение истории" реж. Лоуренса Риса или его книгу того же названия. Или "Обыкновенный фашизм" реж. Михаила Ромма. Или "Триумф воли" реж. Лени Риффеншталь (правда, над этим фильмом придётся ещё о многом подумать).

3. Фашизм - тоталитарный общественный строй с идеологией нацизма (жить за счёт других - "низших"). При тоталитаризме хорошо тем, кто способен понимать и действовать только в "простом" мире и потому представляет себе реальный мир упрощённым, унифицированным. А какой он на самом деле? – это интересует только философов, а не нас, "практиков". Такой "практищенский" подход является псевдоразрешением индивидуальной проблемы: невозможность адекватных действия из-за дефицита мышления.

Замечательная троица, прям, одна семейка, где все друг друга любят: нацизм заботится о благоденствии достойной расы (это ж какая? Конечно, не ваша); фашистская доктрина утверждает, что благоденствие достижимо, если эта самая раса будет править миром (в том числе, вами); тоталитаризм мобилизует ресурсы на реализацию фашистской доктрины, упрощая мир (в том числе, ваш) путём принудительной унификации человеческих качеств и человеческих организованностей; нацизм обеспечивает тоталитаризм сверхценной идеей – инструментом тотальной мобилизации. Все при деле, все необходимы друг другу.

Если хочется "хорошо жить" в мире, которого вы не понимаете, нужно поднимать свой уровень понимания. Наша троица - альтернатива для тех, кто поднимать не хочет или не может. А отхватить чужую территорию и присвоить чужое имущество - ой как хочет! Ничего особенного, просто свойство любого человекообразного существа с мышлением разбойника.

4. Война - зло. Пропаганда есть один из способов рационализации зла. То есть, ещё большее зло, поскольку неочевидное, труднораспознаваемое, хорошо оплачиваемое.


Определения сформулированы в ходе работы над темой "Уроки Холокоста": надо было ответить на вопрос, возможно ли и как предотвратить рецидивы Холокоста? Я буду их придерживаться, и вас приглашаю.
Я не считаю их "самыми правильными" или "на все случаи жизни", лишь стою на том, что какие бы исходные положения вы не выдвигали, вы обязаны объяснять значения употребляемых вами слов. Даже не понятий, а хотя бы значения слов, что вы употребляете. Это минимальное для понимания требование распространяется на всех хомо сапиенс, даже на Главнокомандующих, у которых нет "Сертификата сапиенса".
Преднамеренное и последовательное невыполнение этого условия совсем не безобидно: позволяет негодяям безнаказанно манипулировать значениями слов, распространять фейки, подменять понятия, фальсифицировать смыслы, блокировать или подменять действиями всякую деятельность. Что приводит к несчастным случаям, в пределе — к национальной катастрофе: оглуплению целого народа.
Об одном таком случае и его последствиях здесь и поговорим.


 

Как память о Великой Отечественной 41—45 становится материалом для подлогов

Вооружённый туризм в другую страну без приглашения в наше время не редкость, но требует легитимации. К сожалению, сегодня в этом деле стало обычным кощунственное манипулирование памятью о ВОВ.
Сообщения о ходе Спецоперации в Украине часто сопровождаются сопоставлениями украинских реалий с реалиями ВОВ: немецких нацистов с украинскими неонацистами (фашистами, националистами), освободительной миссии Советской Армии и Армии РФ, установками на искоренение нацизма и неонацизма и др. Смысл сопоставлений ясен: чтобы легитимировать вторжение в другую страну, выгодно представить Спецоперацию как продолжение борьбы с нацизмом.

Верховный Главнокомандующий даёт отмашку начать Спецоперацию в Украине. Разумеется, "законное основание" — борьба со злом. Зрительный образ этой борьбы и её исхода нам всем знаком со школы: Герб Москвы "Св. Георгий Победоносец поражает дракона". Уверен, эта картина вдохновляет не только меня: она говорит о справедливом устройстве Мира, "зло должно быть наказано". Это дорогого стоит. И вызывает симпатию к Главнокомандующему.

Кто/что и почему становится драконом? Есть исторические примеры, как это решалось практически. В Древней Византии назначали, кого им надо, драконом и играли с категорией "форма—содержание". (Примерно такую же нехитрую технологию использовал Гитлер, начиная Вторую Мировую). Это делается так: словоформа общего употребления, к которой все привыкли, внезапно и втихаря заменяется совсем другой формой, а значение слова (содержание) не меняется. Например, берётся словоформа наш старый знакомый "немецкий нацист". Все привыкли к значению, которое она имела во время ВОВ. Затем эта словоформа изменяется, например, первое слово заменяется на "украинский" — вам так нужно. Обычно замена происходит "по видимости", "по аналогии": это самый незаметный, простой и всем (!!!) понятный способ подлога (не станете же вы объяснять "народу", что такое "факты", "истинность", "достоверность" и проч. "философию"), и по синтаксической связи рядом стоящих слов коннотация "нациста" переносится на всю связку. Получается новая словоформа "украинский нацист", но с коннотацией "немецкого нациста". Просто? Проще не бывает (но, заметьте, простота всегда пахнет подлогом! — мир не становится ни простым, ни сложным оттого, что вы его так назвали. Вы назвали его «простым», чтобы действовать попроще. А вдруг, на самом деле, он сложный?).
А можно и такую технику применить: прикинутся шлангом и употреблять слова в разных контекстах, как бы не ведая, что их значение зависит от контекста. Например, когда надо «Родину защищать»? Человек, защищавший Родину в ВОВ или просто живший в те времена, скажет: «Когда на неё напали и частично оккупировали» и сошлётся на яркие исторические примеры: 1812 год и 1941 год. Но Главнокомандующему такая история не подходит. Сегодняшний пропагандист, особенно, грамотный, ответит: «Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин!» — у него, сегодняшнего, тоже есть свой тов. Сталин и вдохновляющие примеры: в 1939 году финны «напали» на СССР, и 4 месяца мы были «вынуждены» «Родину защищать» (между прочим, в этой кампании мой брат получил первое боевое ранение); а в 1941 СССР «напал» на Германию и немцам «пришлось» почти 3 года свою «Родину защищать», аж пока Красная Армия не погнала их обратно.

Человек, знающий историю и друг здравого смысла, сразу заметит принципиальную разницу между пониманием «защиты Родины» современника ВОВ и сегодняшнего пропагандиста-патриота: аргументы пропагандиста основаны на подлогах: в контекстах событий 1939г. для СССР и 1941г. для Германии «Родину защищать» по факту означало «совершать агрессивное нападение, на Финляндию и на СССР, соответственно». Так что, когда увидите на ТВ процедуру награждения воинов РФ за «Защиту Родины» в Спецоперации в Украине, будьте осторожны, не ликуйте: это подлог, легитимированный Главнокомандующим, и таже помните, что большое число награждённых – это свидетельство не только массового героизма, но и большой некомпетентности командного состава.

Эти и подобные фокусы проходят на ура в сообществах, где у 95% населения интеллект находится на уровне 5% от нормального, а голоса 5% людей с нормальным уровнем интеллекта 95% населения не слышит (это, конечно, метафора) и слышать не желает.

И вот "обоснование" готово: Спецоперация проводится против "неонацистов" (националистов, фашистов). Хотя по фактам, действия "украинских нацистов" и смыслы этих действий совсем другие, чем немецких нацистов - фашистов. Но это ясно только "философам — врагам России". (Хотя их "философия" не сложна и всем доступна, «философский пароход» для них уже готов). Попутно можно их лягнуть от имени "практического разума" за недостаток патриотизма и избыток русофобии, чтоб не возникали на нашем праведном пути. Подлог? Да. Кто виноват в том, что он с лёгкостью проходит? Пропаганда? Нет. Против человека, заботящегося о чистоте своих ушей, пропаганда бессильна. Виноваты мы сами: нас приучили считать лапшу на ушах неизбежным (хотел сказать: "злом", но одумался) добром. А как содержать уши в чистоте, обращайтесь к "врачам разума"— философам и их друзьям.

Что бы ни говорили, извлечь нациста из небытия и представить миру как неонациста было удачной находкой извращённого ума. Чем вызвано такое внимание, если не любовью к неонацисту, пониманием его сокровенных желаний и солидарностью с ним? (Психологи в этом случае говорят о «проекции своей мечты на противника»). "Неонацист" не просто легитимировал Спецоперацию, но сделал её необходимой: наша армия не только 8 лет охраняла население Донбасса от неонацистов, но взяла на себя миссию искоренить неонацизм, мучающий население Донбасса и всю Украину уже много лет. Известно, что с нацистами-неонацистами разговор короток. А поскольку неонацисты — это всё население Украины, мало освобождать только Донбасс, искоренение необходимо провести на всей территории уже бывшей Украины перед тем, как она станет Россией. Логично? Логично и прагматично: вырванные корни не обязательно уничтожать, мы их рассадим где-нибудь в Сибири, на Дальнем, на Севере — пусть расцветают на новом месте (а то там китайцы и ещё кто-то проявляют слишком большую активность по освоению наших малонаселённых территорий), а мы освоим освобождённое чернозёмное место, и будем шантажироать проклятый Запад не только газом, но и продовольствием. И все будут довольны. С такими резонами любые другие соображения (типа предупреждать угрозу России со стороны Америки, НАТО, марсиан и т. д.) — не конкуренты: в лучшем случае, они сгодятся для легитимации "освобождения" только Донбасса, но не всей Украины, как предусмотрено генеральным планом восстановления "империи в любой форме" (см. Интервью с профессором Йельского университета Тимоти Снайдером) и присвоения чужого имущества. Ну, в общем, "мы — жертвы: мы не хотели становиться сволочами, но нас заставили". (Занавес. Публика рыдает).

Со стороны практики тут же возникает вопрос: Кого мы ласково называем — "нацики"? Есть самые разные толкования: это те, кто считает украинскую нацию превыше и предостойнее всех других и, прежде всего, достойнее русской нации, веками угнетавшей украинскую; это те же самые нацисты, с которыми воевали в ВОВ; это те, кто бог знает что выкалывают на своём теле и показывает его в телекамеры; это те, кто зигует и провозглашает экстремистские лозунги типа "смерть тем и этим"; это шайка наркоманов и американских агентов; те, кто прикрываются мирными жителями, как щитом; кто мешает украинским солдатам сдаваться в плен (что-то вроде советского СМЕРШ); нацисты — это фашисты... Как видите, ничего нового и загадочного в этих вариантах нет: всё тщательно, тупо и превратно списано из времён ВОВ, память о которой превращена недостойными называться людьми в область пристрастий, фантазий, слабой осведомлённости и слабоумия. А с недавнего времени — область, где куётся идеологическое оружие, называемое в народе "лапша на уши". Их ещё можно долго перечислять. Но стоп: так можно заснуть и не проснуться.

По вопросам опознания реальности нам есть что противопоставить некультурным и бессовестным манипуляторам — известный старинный рецепт. Классическую формулу: "По делам их узнаете их". Она для меня высший авторитет: на неё опиралось обвинение на судебных процессах военных преступников после ВОВ. Не по словам, не по замыслам, не по щучьему велению, не по произволу идеологов и Главнокомандующих — по делам!
Конечно, мои резоны на Главнокомандующих не распространяются: у них своё Евангелие, ими сочинённое, ими распространяемое и внушаемое. Как будто, живём в доисторические времена, когда функции культуры выполняли Главнокомандующие. Между прочим, точно то же происходило в гитлеровской Германии, только там Евангелие называлось "Майн Кампф". Разница непринципиальная: там и там – провал в глууубокий колодец нечистот.
В каких преступных делах сегодня обвиняют тех, на кого повесили бирку "неонацист"? Убийства невиновных? Жестокости в отношении мирного населения? Пытки пленных? Нарушения "правил ведения войны"? Внезапные наступления на позиции войск РФ? Не проходит: всё это и другие жестокости и вероломства многократно повторялись во всех войнах, и все участники войн ими занимались, невзирая на идеологии, религиозную принадлежность и здравый смысл. Действия мерзкие. Но ничего специфически "нацистского" в них нет. Убийцы и садисты были всегда, а вот "нацисты" (под ручку с "фашистами") явились публике только в середине ХХ в. До этого о нацистах никто не слыхал. Это новое явление. В чём же его особенности? См. в Приложении: Кто стоял за этой особенной формой во время ВОВ*?

И кто за ним стоит сейчас?
В лексиконе Спецоператора "нацисты" воскресли как намёк на тождество сегодняшней ситуации той, какая сложилась в период ВОВ — вот он, подлог. Он основан на спекуляции остатками нашей короткой памяти о ВОВ. Но как только вы проглотили этот крючок, дальше всё логично: добивая "неонацистов", мы продолжаем Дело наших дедов и прадедов (Вы уважаете дедов и прадедов? Тогда расправьте плечи и наберите воздуха – щас будем кричать ура), значит, мы спецправы (традиция, блин!). Игра на нашей истории должна мотивировать наших солдат и придавать смысл Спецоперации: слово "нацист" вызывает у всякого бывшего жителя СССР (и не только) как минимум — настороженность. У тех, кто воевал на фронте или выжил в нацистских концлагерях, это слово вызывает очень определённые, более сильные чувства и представления. Они с полным основанием и в подробностях могли бы рассказать, что именно нацисты делали, то есть, что значит "быть нацистом". Не параноидальные фантазии Высококомандующих на эту тему, а реальность. Но их уже не спросишь. Похоже, сегодняшние "византийские историки" получили установку акцентировать само слово — форму, а не его значение. Значение они придумают сами.

Отношение к семантике как подтирке политических испражнений власти, характерное для византийской культуры ("приоритет формы"), сегодня нагло и успешно используется для разжигания ненависти между людьми. И это несмотря на то, что слово "неонацист" так и остаётся словом: манипуляции не создали никакого реального объекта, на который оно могло бы указывать.
Из нашего поколения мало осталось тех, кто своими глазами видел нациста или выжил, испытав на себе дело рук настоящих, нефантомных нацистов. В двух первых послевоенных поколениях сохранялась живая память о войне: они видели, слышали участников и очевидцев, помнили своих погибших родственников. После них живую память о войне заменили знания о войне. Открылась неограниченная возможность манипуляций знаниями для производства подлогов и фейков. Тоталитарное государство не могло не воспользоваться этим подарком природы, и уже третье поколение выросло в навязанном ему мифе о войне. Мифе, который утверждал, что единство советского народа привело к Победе потому, что понималось как однородность: "все, как один". А поскольку состояние "осаждённой крепости" до сих пор сохраняется, такое понимание тоже должно сохраняться. И теперь для ТВ-большинства ВОВ — абстракция, которая предоставляет возможность сочинять о войне всё, что надо для нужд власти. Например, "неонацист" теоретически означает максимальное зло, а практически употребляется как ругательство, проклятие. Содержание слова, что\кто за ним стоит, мало кто представляет себе. Как и где это слово появилось, что значило в то время, адекватно ли сегодня описывает действия украинского солдата, защищающего свою Родину от агрессора, — докапываться никто не станет: сложно. Вбрасывая в медийное пространство форму "неонацист", Главнокомандующий уверен, что пропаганда донесёт её до пипла, у которого эта форма автоматом наполнится негативным содержанием: "убийца", "садист" и т.д. Византийцы были не дураками: придумали такие конструкции, в которых значимость формы меняется местами со значимостью содержания, а причина — со следствием. А может, это творчество Главнокомандующего ... Во всяком случае, ссылки на ВОВ используются как инструмент подлога. Но схватить Главкома за руку некому: главнее его никого нет.
Эти обстоятельства благоприятны для некритичного восприятия людоедских идей, и не составляет большого труда внушить молодёжи, что украинец — "неонацист"— тот самый, немецкий "дракон Георгия Победоносца".

Ещё одним вкладом Главнокомандующего в легитимацию Спецоперации стало утверждение о "восьмилетних страданиях жителей Донбасса от обстрелов ВСУ". Люди действительно страдали от обстрелов (например, в окно дома напротив нашего влетела "высокоточная" ракета. А ведь там люди жили). С другой стороны, по истечении восьмилетнего срока понадобилось всего несколько дней, чтобы отбросить ВСУ от Луганска на безопасное расстояние и перестать страдать. Странно? Да.

Если так, можете ли вы объяснить, что делали защитники Донбасса в течение 8 лет и за что 8 лет страдали жители Луганска и Донецка? И как это получается, что сегодня (август 2022) на фоне «высокоточного бомбометания, ежедневного уничтожения живой силы противника и его страшных орудий иностранного производства, неуклонного продвижения наших войск» и др. славных побед (из сообщений симпатичного генерала Конашенкова) ВСУ опять стреляют по Донецку? Недоучились? 8 лет оказалось мало, чтобы понять, как защитить Донбасс? Не хватает сил? Тогда почему нельзя перекинуть войска, "денацифицирующие Украину", где-то там, в фантазиях византийских голов, на реальное дело — защиту Донбасса? Одна знакомая луганчанка (просила её не называть) предложила такую версию.
В каждой стране заботятся о боеспособности своей армии и тренируют военнослужащих. В РФ есть несколько полигонов, где происходят тренировки. Ближайший к Донбассу в Воронеже. Но одно дело видеть в прицел условного противника, и совсем другое видеть безусловного, который может тебя безусловно ликвидировать. В последнем случае обучение в условиях, максимально приближенных к боевым, проходит быстрее и эффективнее.
Один такой "реалистический" полигон был открыт в Сирии. Но Сирия — дело хлопотное, не очень представительное и дорогое. А в Донбассе — намного удобнее. Кроме того, этот вариант оказался полезным и для ВСУ. Он состоялся потому, что обе стороны были в нём одинаково заинтересованы. Интересы населения в таком серьёзном деле роли не играли, что было вполне "по-жуковски" (и "по-монгольски", и "по-византийски"). А спустя 8 лет, командиры решили, что войска уже достаточно умелые и пора, пора… "Родину защищать".

Вариант правдоподобный, но ни у меня, ни у неё нет прямых доказательств, что именно он реализовался. Привёл же я его для исследователей — любителей истории. Ведь это действительно чудо: затянувшиеся на 8 лет страдания жителей Донбасса и — в сравнении с этим сроком — практически мгновенное освобождение по сигналу. Есть чему удивиться.

Главнокомандующий поостерегся сказать, как отличить неонациста от ненациста, не прибегая к натурному эксперименту (а как же иначе, если "неонацист" — фантом). В Отечественной войне 41-45гг (как и про оккупанта-француза в Отечественной 1812 года) такой вопрос вызвал бы подозрение в душевном нездоровье вопрошающего. Главнокомандующий положился на народное творчество, и не прогадал: с народом у него полное взаимопонимание. И вот уже ТВ-пропагандисты за круглым столом дают массам урок: неонацист — это тот, кто на своём теле рисует нацистские символы, зигует и марширует по городу с портретами других нацистов (!?). А также без всякого повода, непонятно зачем стреляет в российских солдат, пришедших с добрыми намерениями его освободить, навеки успокоить и разрушить его страну, палит во все стороны и сваливает на противника убийства мирного населения. Отвратительный тип.
Для меня правильный и авторитетный подход другой: Адольфа Эйхмана, безусловного нациста и его приятелей, судили в Израиле и Нюрнберге не за то, что они в кого-то стреляли, сваливали свои злодеяния на других или рисовали символы. Тут уже надо немножко напрягаться, уметь отделить котлеты от мух (или иначе — реальность от мифов). Так может, народу лучше не морочить себе и без того слабую головку, лучше считать "нацистами" тех, кого назначил Главнокомандующий — ему виднее.
Чтобы разрушать украинские города, инфраструктуру и спецоперировать на уничтожение, мы получили моральное оправдание: считать любого украинца — нацистом, а кто такие украинские нацисты, "все знают" — это те, кто с рогами и копытами... Главное, чтоб было "просто", иначе "народ не поймёт". С таким интеллектуальным багажом воевать одно удовольствие: вопрос "Зачем?" не возникает, не надо задумываться, всегда ты прав, всегда "внутри всё ясно и вокруг", "подозрительных людей" для транспортировки всегда хватает. И патронов — ещё на десять Бучей. "Иди себе, играя автоматом". А то, что домой гробы присылают, империи неважно: "не империя для людей, а люди для империи". "Бабы ещё нарожают". Важно — славу добыть! И … отличные территории в придачу.

Эта наколка дальше творчески развивается специалистами, и мы уже слышим от участников "Круглого стола" на 1 канале ТВ, что Спецоперация "священная" и "отечественная". Опять странное и опасное употребление слов. В 41-45 гг эти слова означали правое дело: мы защищаем от агрессора свой дом, свои семьи. Как получилось, что эти же святые слова применяются не к тем, кто защищает свой дом, а к тем, кто пришёл этот дом разрушить? И ведь никто не удивляется, подлог воспринимается, как норма. Византия вернулась? А, может, она и не исчезала? Это взлёт российской культуры или её упадок?

(Я видел ту войну, и мне стыдно слышать о "священных и отечественных" захватах чужих территорий и объявлении их "нашими", потому что так захотелось Императору Византии, о "священных" убийствах и "отечественном" мародёрстве). Как мы назовём режим, представители которого на праздниках произносят официальные речи о ВОВ как героической битве с агрессором за спасение нашей страны от порабощения и спасение мира — от фашизма (тут не надо ничего доказывать – оно так и есть!), а в своих действиях — по византийскому "усмотрению" прикрывают свою агрессию памятью о ВОВ? Такой режим лицемерный, а его действия — кощунство. (Прошу вас не смешивать "режим" со "страной", а «страну» - с «режимом»).

Надо бы разобраться с нашим ТВ: науськивание одних людей на других — это нацизм или патриотизм? А может, просто, без идиотских дефиниций, — преступление против человечности? О германском нацизме можно многое вспоминать. Например, вспомнить, что режим в Германии не стал тянуть время и публично заявил о своей сущности уже в 1938 году ("Хрустальная ночь"). Фашистский режим (см. Определения вверху), еврейские погромы, ограничения евреев в правах, жестокие преследования политических противников всех рас и наций (пытки, концлагеря), особенно, коммунистов. Мобилизация детей и молодёжи в организации, где им прививали нацистские идеалы и т.д. и т.п. В Украине ничего подобного не наблюдалось даже при януковичах, и теперь не наблюдается. Вряд ли найдётся человек в здравом уме, который станет искать аналогии германского нацизма с сегодняшним вымышленным "украинским неонацизмом". Тем не менее, он нашёлся: ради чего? быть может, ради сверхценной идеи о своём предназначении как благе для страны?

Недавно Главнокомандующий запустил в массы ещё один подлог – «украинский террорист». Он возник после нескольких покушений на высоких должностных лиц РФ и взрывов российских складов вооружений. Эти «подлые» действия «исподтишка» (лексикон пропагандистов) на оккупированной территории до сих пор во всех предыдущих войнах у всех народов считались законными и почётными и назывались «партизанская война с захватчиками». (Напомню только два из тысяч примеров: подвиг Ивана Сусанина и ликвидация палача Белоруссии Гейдриха). Они и сейчас так называются везде, кроме РФ. Странная апелляция к морали в принципиально аморальном предприятии. Можно понять: раньше для немецких, как теперь российских оккупантов, «партизан» — значит «террорист». Но в России 17 века и в СССР «партизаном» называли человека, посвятившего жизнь освобождению своего народа от нашествия варваров. Напрягитесь и вспомните, откуда эти слова: «… чтоб земля горела под ногами оккупантов»? Не знаете... Это знают только очень немногие, люди моего поколения. А российским солдатам, разумеется, никто не сказал про то, что эти слова — из обращения Верховного Главнокомандующего к тем самым «террористам», которые «подло» и «исподтишка» отстаивали свою Родину на своей территории в 41-44 годах. Эта беспамятность и неведение, позволяют сегодняшнему Суперкомандующему и его окружению выглядеть суперобиженными патриотами.

Выше я уже обращал ваше внимание на странное отношение Сверхкомандующего к семантике: содержание термина изменяется, но его название остаётся без изменения, и теперь значение того же термина «внезапно» становится другим. Люди путаются и окончательно обалдевают. Подобное явление в тоталитарной стране отмечал ещё Оруэл, он назвал его внедрением «новояза». Похоже, употребление этого «инструмента для слабоумных» можно считать характерным в тактике Междукомандующего: на здравый рассудок его подлоги не рассчитаны. Заслужил ли народ такую власть?

Жаль бедную семантику: кто может её защитить? – Культура? Нет, не может: Доброкомандующий спецоперирует вне сферы культуры. В 1918 году «массовый человек», который «был ничем», разделался с русским синтаксисом. Но «всем» не стал. А страсть стать «всем» осталась. Видимо, теперь пришла очередь семантики.

У Многокомандующего был предшественник – гроссмейстер лжи. Если уж вспоминать Отечественную, надо обратить внимание на изобретение д-ра Йозефа Геббельса — "жидобольшевик", классический образец, подражать которому трудно, но почётно: в одном флаконе два аромата, усиливающие друг друга! Листовки с этой двухкомпонентной виртуальной бомбой существенно повлияли на рост дезертирства среди частей отступавшей Красной Армии и процветание коллаборационизма на оккупированных территориях. На этом фоне "украинский неонацист" и «украинский террорист» кажутся испуганными пришельцами из мира дурного эпигонства, продуктами интеллектуальной немощи и свидетельством неуважительного отношения власти к народу как к быдлу, которое, как известно, всё схавает.

«Наше дело правое. Победа будет за нами!», — мало кто сегодня знает, что этими словами заканчивались ежедневные сообщения «От Советского информбюро». Я не очень понимал содержание сообщений, но не отходил от чёрной «тарелки» до конца, чтобы услышать эти слова: они давали надежду на встречу с братом, который воевал в танковой армии в Крыму. Сегодня этими украденными у времени словами завершаются сеансы ненависти на 1 канале ТВ РФ, они звучат, как кощунственные реплики в дурном провинциальном театре. У того, кто их произносит, язык не отсыхает. Надеюсь, пока.

Попробую изложить сказанное выше в двух словах, основываясь на официальных заявлениях РФ, официальной пропаганде и ходе Спецоперации:

• Приёмы Спецоперирования Мудрокомандующего основаны на подлогах, кощунственное отношение к памяти о ВОВ его конёк. Попытки ВСУ изгнать оккупантов с территории ЗАЭС объявляются «вылазками террористов», защита своего дома, безопасности своей семьи – "сопротивлением нацистов" и т.п. перевёртыши. Их наглое уверенное применение вызывает впечатление дежавю: да, оно работает — мы всё это уже проходили в 41-45 годах! Только тогда захватчиками, агрессорами, нацистами, фашистами, грабителями, убийцами мирного населения были одни, сегодня, ровно наоборот: победители первых — захватчики, агрессоры, убийцы…

Так, кого мы победили в 45-м? И как фашизму повезло сохраниться до наших дней? Для одного поколения такое дважды испытание непомерно велико. Но, по-видимому, заслужено: не доглядели, не различили в облаке радости Победы, что, когда встречаются два голодных византийских крокодила, победитель не превращается в козлёнка, а остаётся тем же крокодилом.
Не допоняли, что византизм-фашизм латентно сохраняется в самом надёжном месте – в мышлении «простого человека» и актуализируется как реакция на интеллектуальный кризис, а экономические, политические и т.д. явления (которые мы наивно считаем причинами) лишь сопровождают его последствия. Профукали. Есть над чем подумать.
Так, давайте, прервёмся на несколько минут и таки подумаем 4* , может быть, это приблизит нас к пониманию, что такое «уроки ВОВ» - в оппозиции к «аналогиям с ВОВ», на которых спекулирует Высококомандующий.

• Заявления об "украинском неонацизме", от кого бы они не исходили и каким бы "благим" целям не служили, ничего общего с действительностью не имеют. Единственное их назначение — оправдывать агрессивные замыслы и действия, кощунственно ссылаясь на аналогии с ВОВ. Существуют правовые основания наказания за геноцид, но, к сожалению, нет законодательства о наказании за ложь и кощунство при отягчающих обстоятельствах, хотя бывает, что преступления второго типа по тяжести не отличаются от геноцида.

• Как всякое массовое мероприятие, Спецоперация преследует не единственную цель. Одна из них — уничтожение государственности Украины и присоединение этой территории к Империи. Официальная ложь объявляет достижение этой цели интересами безопасности РФ.

• Способ достижения цели —"война на уничтожение" (людей, инфраструктуры). Здесь, действительно, сходство с ВОВ в структуре ситуации: тогда, со стороны агрессора — Германии, это была "война на уничтожение" [так охарактеризовал будущую войну против СССР сам Адольф Гитлер]: расчистку территории под "расширение жизненного пространства немецкой нации", а со стороны СССР — война с агрессором за выживание. Сегодня действующие лица поменялись местами: РФ — агрессор, решающий свои проблемы за счёт Украины, зачищающий украинскую территорию для "своей безопасности" (точнее, "безопасности режима": Россия и режим власти - разное), и Украина, воюющая за своё выживание. [Ещё одно впечатляющее сопоставление, помогающее разобраться не только в терминологии, но и в сущности происходящего: "Множество документов Третьего рейха вполне ясно говорит о том, что нацисты стремились завоевать жизненное пространство за счет советских территорий, навсегда уничтожить российское государство в Европе и ослабить славянскую биологическую силу настолько, чтобы она уже никогда не могла оказать сопротивление германским народам" ]. С Германией всё ясно. Даже зачем союзники уничтожили Дрезден с его жителями, и уничтожили Хиросиму, когда никакой военной необходимости в этом уже не было. Помню, варварство "оправдывали" интересами и планами действий в послевоенной ситуации. То есть, разрушали инфраструктуру вместе с людьми во имя светлого будущего. Своего. Ну, ладно, потерпевшие были агрессорами, так им и надо.
Сегодня - наоборот: агрессор "на законных основаниях" стирает с лица земли жертву во имя своего "светлого будущего". Где-то я уже упоминал о нерушимом правиле: "каким способом ты осчастливливаешь (в том числе, себя), таким и будет счастливое будущее (в т.ч твоё)" (я столкнулся с этим правилом как эмпирическим. Но можно его обосновать и теоретически). Древних византийцев (см. через одну главу) такая перспектива не волновала: в картине тоталитарного мира "империя вечна и неизменна", стало быть, исторического Будущего "(вчера" =/ "сегодня" =/ "завтра") в мышлении не существует. Есть, конечно, время "естественное", но с ним ничего сделать нельзя (если бы византийцы могли изменять скорость вращения Земли, они бы не остановились сделать это).

О Разуме и мере

Сам по себе национализм — полезная для строительства государства идеология, многие страны (кроме России) его проходили в своё время. Украинцы задержались. Чтобы не отстать от модерна и процветать, как Европа, они решили ускорить Исторический Процесс. Любое насилие над Историей всегда чревато проблемами. По простой и очевидной причине: сегодня далеко не всё мы можем совершить, руководствуясь мышлением сегодняшнего уровня. Вот и на этот раз: оказалось, наличный уровень мышления ещё хуже: для него и причина не очевидна.

Был шанс сделать это безболезненно после соответствующей интеллектуальной подготовки, но украинская элита оказалась бесплодной, коррумпированной, развращённой «эпохой януковичей». И ничего, кроме силовых действий, придумать не смогла. Тем и подтвердила приверженность тому же византизму, что и Россия (если бы я считал, что Россия воюет с Украиной, а не сама с собой, я бы говорил о двух византийских крокодилах, сошедшихся "славу добывать", чья схватка интереса не представляет — мало ли их было, вот ещё одна. И этот текст был бы не нужен).
Нельзя признать разумным решение придать идее «єдиної вільної соборної України» статус Сверхценной, а именно: пренебречь её проверкой на реалистичность и реализуемость, игнорировать исторический опыт о том, что объединить несколько моноэтнических стран в одну полиэтническую бывает полезно и даже не очень сложно, но обратное преобразование часто противоестественно, бессмысленно (нереалистично) и невозможно (нереализуемо) без ломки человеческих судеб, рек крови и разрухи хозяйства. В то же время, статус "Сверхценной" требует осуществить идею во что бы то ни стало: на то она и сверхценная. Так вот, если эти критерии не определяются или не удовлетворяются, тогда... всё равно надо начинать, или твои же соратники открутят тебе голову. И тебе остаётся действовать наугад - "крутить барабан" — переходить в такое состояние, когда "всё дозволено, все средства хороши". Внешнему наблюдателю за вашими действиями, такое состояние может показаться терроризмом, нацизмом, безумством. Такова логика Сверхценной идеи. Сверхценная идея — сама судьба.

Объединение разнородного увеличивает потенциальные ресурсы создания благ (правда, ещё надо уметь их использовать), а превращение полиэтнической страны (каковой исторически была и сегодня остаётся Украина) в унитарную отменяет эти ресурсы и структуры их использования (зато уметь ничего не надо — всё падёт на голову само собой).

Потребовалась война, чтобы оно и упало: есть немало вещей, которые никакими законами и силами отменить невозможно потому, что они стали основаниями идентификации и самоопределения больших групп людей. К таким относятся: родной язык, религия, а также памятные даты (вроде 28 апреля, 4 мая, 9 мая, 14 мая...), и много, много других символов... В них, а не в речах политиканов и пропагандонов, оживает для нас историческая память, удостоверяя, что мы — народ, а не куча однородного навоза, что каждый из нас — личность, не быдло. Тот, кто пытается отменить эти вещи, эти даты, совершает преступление, не меньшее уничтожения: разрушает народ и личность — разрушает человека — и должен быть готов либо уносить ноги, либо ... уничтожать этих людей.

И ведь, не впервой: до этого были в Восточной Украине две попытки украинизации, обе тихо ушли в песок, провалились. Надо ж было понять (и не только на своём печальном опыте, но и в историю заглянуть), что в унитаризации решающее значение принадлежит не мрiям, не идеологии... и даже не готовности жертвовать..., а реалистичности замысла и способам действий, адекватным замыслу и ситуации. Силовые подходы в таких ситуациях не работают, точнее, работают — в обратную сторону.
Может быть это к лучшему, если Украина остановится, потому как есть опасения, что, продолжая руководствоваться наличным "интеллектом", можно запросто погубить страну и народ помиру пустить. Если это понятно, идём дальше.

После преступлений в 2014 г в Одессе и кровавой попытки силой украинизировать русскоязычный Донбасс, в ЛНР был проведен опрос (неофициальный) населения на тему "Хотите ли вы вернуться в Украину"? Население ответило: «После того, что они сделали, ни за что!». Я бы сформулировал более развёрнутый ответ: "Мы уважаем ваше желание жить в своём независимом государстве (хотя, в современном сильносвязанном мире понятие "независимый", как и "национальный" проблематично и не то, что было в XIX в., когда украинская элита, вдоволь намечтавшись, решила, что дело сделано и можно пойти лет сто поспать. Это ваше дело). И это не мешало бы продолжать жить вместе, если бы вы понимали, что в Донбассе исторически сложился особый этнос, повседневно в ходу три языка, которые без проблем обеспечивают все виды общения всех жителей, культурные коды – из разных прошлых, тоже всем понятные. Донбасс — наша родина, и мы не собираемся ни отказываться от неё, ни во что-то/в кого-то преобразовываться. Из своего закарпатского "далёка" (не только по расстоянию, главное, по времени) вы не увидели в Донбассе современного типа общности - политической нации. Поступивши с нами по-свински, не по-человечески, вы продемонстрировали ваш уровень "интеллекта". Он опасен для жизни. Понимаете, я готов целый день с удовольствием слушать оперу Гулак_Артемовского, но сегодня жить рядом с "Запорожцем за Дунаем" из 19 века опасно - он непредсказуем. И мы не хотим вас знать. Так что нам лучше разойтись".

Такая категоричность неудивительна: по официальным данным от обстрелов артиллерией и ракетами жилых кварталов Луганска и Донецка потери составили около 3 тыс. мирного населения. Украинская элита получила то, что посеяла — ненависть. Надо было понять этот результат как исторический урок и задуматься. Минимум понять, что в Донбассе проживают не ватники, а такие же люди, как в Киеве и Полтаве. Их представления о своём будущем не обязаны кого-то устраивать или не устраивать, потому что это их суверенное будущее. Оказалось, амбиции византийских басилевсов ещё не всё, что нужно для счастья, если способность понимать не выше уровня басилевсов (см. ниже), да и задумываться тоже оказалось нечем. Россия же решила, что это «геноцид» и пора его остановить.

Замечание. ООН не решилась определять «нацизм», но о «геноциде» высказалась определённо: геноцид – не всякое убийство всех, кого попало, главный его признак – уничтожение определённого этноса, народа. («При чём здесь ООН», — спросите. При том, что квалификации этой организации обычно культуросообразны. Это важно. Если вы будете называть что угодно чем угодно, можно влипнуть в странные дела вроде «достаточно кого-то назвать «нацистом», чтобы получить право истреблять его народ». Подобное было в 30-е годы прошлого века и отчасти в послевоенные: достаточно было послать донос на соседа и вскоре он больше не появлялся в своей квартире. Так что, культура существует, чтобы в такие стороны не ходить). С точки зрения ООН, это не геноцид: в Донбассе от обстрелов ВС РФ страдали русские, украинцы, евреи, армяне и все другие жители (по данным переписи 2001 года состав населения Луганской и Донецкой областей друг от друга ненамного отличался (округляю): украинцы 56%, русские 38%, белорусы, греки, армяне, евреи, татары и др.). Причём, ни про один этнос нельзя сказать, что эти люди компактно проживали на такой-то территории. Этнический состав членов первых правительств ЛНР и ДНР тоже был неоднородным. Поэтому выше я назвал донбасский этнос «особым» (наверно, в теории есть понятие для характеристики таких этносов—конгломератов). В этих обстоятельствах геноцида быть не может по понятию. А с точки зрения статистики украинцев должно было бы пострадать от обстрелов, примерно, в 1.5 раза больше, чем русских. Это геноцид – украинцев? Кстати, в Мариуполе жило до войны более 20 тыс. греков. Почему бы не обвинить российские войска, которые жестоко обстреливали город, в геноциде греков и в нацизме? Это путь абсурда, которым пошёл Всекомандующий.

Известно, что ракета не различает этносы. Но далеко не все знают, что существует ООН, её резолюции, декларации и что в них написано. Эта темнота позволила Главнокомандующему выступить в «защиту русского народа от геноцида» как предлог начала Спецоперации, которая готовилась задолго до 2014 года, когда ещё никаких дискриминационных законов в Украине не было и русский народ в «защите» не нуждался. Многие купились на этот подлог. «Убийство мирного населения» не так эмоционально и не вызвало бы того накала ненависти, как «геноцид» (от самого слова волосы на голове шевелятся). (Это моё замечание не к тому, что не надо реагировать на убийства, а о том, зачем и кому понадобились манипуляции с семантикой).

Дело, конечно, не в «геноциде», всем понятно, Крутокомандующий любит назначать на должности: вот "нациста" назначил, теперь "страдающих от геноцида"… Любовь эта, конечно, не бескорыстная: нормальный режим жизни империи – агрессия (см. след. главу); а нынче, в годы торжества Прав человека и Либерализма просто так нападать нельзя – засмеют: поэтому для легитимации агрессии нужны публично объявленные враг и жертва. Назначить их Всякокомандующему – раз плюнуть. На людей, на культуру. Вспоминаются византийские басилевсы, которые позволяли себе принимать решения не по закону, а "по усмотрению". Вспоминается (лучше бы не вспоминался) Гитлер, публичные высказывания которого имели силу в Германии, выше всех законов. Я понимаю, аналогия - не доказательство, но вещь полезная как начальная точка размышлений. В данном случае, о режиме власти под эгидой Главнокомандующих. Наши современники, недолго думая, называют такой режим фашистским. Но это, скорее, эмоциональная реакция: по определению, этот режим ещё не дорос до фашистского, он пока только тоталитарный. Хотя хрен редьки не слаще, но то ли ещё будет, если на сцену выйдет русский нацизм (не путать с национализмом!), идеологиеское обоснование и ресурс которого уже подготовлены.
С другой стороны, наблюдая за действиями Украины, приходишь к выводу о слабой способности различения: "єдність" (единство) и "одноманітність" (однообразие) там не различаются. Если этот дефект мышления не почва тоталитаризма, то что? Теперь пусть кто-нибудь расскажет мне, что украинцы и русские разные народы: те и другие одинаково поражены тоталитаризмом. Это не один из "вторичных признаков" типа общности языка, территории обитания и проч. данных отделов кадров, это результат долгого пребывания в одной исторической ситуации... Но в Украине понимают, что устали от тоталитаризма и ищут способа избавления от него. Они готовы на всё, хоть "продаться Западу" (если хорошо заплатят). А российская элита не хочет видеть, что византийство связывает Россию по рукам и ногам, альтернативы тоталитаризму у неё тоже нет, и там ищут способы (и уже нашли и применяют), как укрепить, освятить и облагородить тоталитаризм и всех его спутников (как "рационализировать зло"). Разные стратегии доступа к светлому будущему. Однако события последних 30-40 лет показывают, что обе жизненные стратегии "сверхценны": нереалистичны и нереализуемы. Украинская нереалистична потому, что недооценивает пагубность византийской традиции и нереализуема, поскольку игнорирует взаимосвязи с Россией, которые имеют длинную, взаимообусловленную, хоть и не всегда приятную, историю, так что, вместо того, чтобы договориться с Россией "о порядке использования одного и того же автомобиля" предпочла резать по живому: одному - двигатель, другому - колёса. А Российская нереалистична потому, что отождествляет "государство" и "режим власти", и нереализуема, поскольку при наличном мировоззрении, да ещё и в одиночку, вырваться из плена византийства непросто (из-за структурных особенностей византийской культуры - см. след. главу).

Поражение тоталитаризмом проявляется в ситуации, когда объекты руководства (управление там не ночевало) становятся настолько разнообразными, разнокачественными, что методы руководства отказывают. Это сразу же отражается на жизни: она становится всё более тяжёлой, невыносимой, возникает всеобщее недовольство, естественно, направляемое на власти. Но наличная способность мышления последних, как и недовольных и вообще ВСЕХ не позволяет не только провести положительные изменения, но даже понять, что происходит и куда бежать. Каждый ищет спасения, как умеет, возникает хаос, Система тормозится, начинает распадаться. Появляются бенефициары хаоса и "сильные личности", которые обещают вернуться к прежнему порядку, всех накормить и развеселить — но при условии полного "единства" народа-населения-прогрессивных сил – неважно. Важно единство, понимаемое как однородность и полное подчинение народа, населения, общества "единой", в значении "субъектной", власти. «Единство Единого». Пропаганда и силовые воздействия довершают этот процесс, продукт которого тоталитаризм – необходимое условие существования нацизма. Эта схема родов тоталитаризма и нацизма, отработанная в Германии после Первой Мировой, настолько известна и популярна, что появились профессионалы ("политологи"), подряжающиеся реализовать её в нужной стране. Её широкое применение приводит ко всеобщему оглуплению, как работодателей, так и их жертв [я уже упоминал о новом параметре "качество народа"].

[Есть, правда, иной, непопулярный и непонятный широким массам подход, использующий и утверждающий не животные инстинкты, а человеческую способность мышления. Он даёт более устойчивые результаты, более безопасные, кроме того, это путь развития — актуализация способностей и возможностей своевременно разрешать ещё не наступившие, но приближающиеся проблемы. Уже есть даже кое-какой опыт в этом подходе. Главный его "недостаток" — он уменьшает "широту" широких масс — материала тоталитаризма (переводит массы в состояние людей)].

В СССР реальная обстановка на местах не соответствовала её отображениям в головах руководителей (действительность), и отношения с реальностью строились по принципу «принято считать, что». Реальность и действительность перестали различаться: начальство ошибаться не может. Эта особенность мышления руководителей сохранилась до наших дней и воспроизводится с регулярностью производства в плановом хозяйстве. И с различением теперь те же проблемы: единство и разнообразие, национализм и нацизм, реальность и действительность, действие и деятельность, Родина и режим власти, страна и государство и много, много других понятий — оснований нашего мышления и деятельности, на которых стоит жизнь.

Ещё в дореволюционной России способность к различениям (первая и важнейшая способность мышления) не культивировалась за ненадобностью: тоталитарное мышление живёт в застывшем, неизменяющемся мире, и потеря либо не фиксировалась, либо осознавалась, но игнорировалась. В результате создались благоприятные условия воспроизводства тоталитаризма. После ВОВ ситуация продолжала усугубляться, с одной стороны, из-за невосполнимых человеческих потерь; с другой, из-за нежелания (или непонимания необходимости) корректировать "единственно правильное мировоззрение". Жареному петуху надоело ждать просветления в российских мозгах, он клюнул, и СССР распался.

Мне кажется, общая причина сегодняшней неадекватности тоталитаризма — в дефиците мышления: мышлению не хватает рефлексивности, чтобы проблематизировать себя, найти новые точки зрения на динамичный мир и своё место в нём.
Чтобы достигать "единства" через "однообразие", большого ума не надо: этот способ первое, что приходит в детскую головку. Во взрослую может прийти обратная идея: единство через "разнообразие" (например, через "политическую нацию"). Но для таких принципиальных поворотов нужно другое мировоззрение и другая, не сегодняшняя, картина мира, предполагающая иные содержания понятий "человек", "мышление", "рефлексия", "коммуникация", «общество», «социум», «понимание» и прочих инструментов интеллекта. Это тема отдельного и долгого разговора.

Ситуация "потери руководства" — это ситуация неадекватности, несоответствия реального положения дел его пониманию (плюс непонимание последствий непонимания).
Восстановление адекватности могло пойти в одном из двух подходов:
1) Антипрактичный подход. Подогнать – редуцировать представление о реальности под наличные мыслительные возможности: сделать вид (по-византийски), что как бы с адекватностью как бы всё как бы в порядке и как бы обязать других как бы считать так же. Это путь самый простой, не требует никаких мыслительных усилий. Его идея анекдотична: "если реальность не совпадает с моими представлениями, тем хуже для реальности". Он не требует каких-то особых ресурсов, кроме повседневно используемых, зато он требует всеобщего сговора (см. Сказку о Голом Короле), чего нетрудно достичь (хотя бы, на словах) средствами того же тоталитаризма: пропагандой, устранением несогласных, раздачей пряников к праздникам и изоляцией понимающих людей. Самое приятное в этом подходе то, что больше ничем не надо заморачиваться. Длительное сохранение такого подхода в умах как украинских, так и российских — одно из основополагающих достижений тоталитаризма. Он использовался много лет, хорошо освоен, есть опыт, есть "кадры" , но сомневаюсь, остались ли у него какие-то потенциальные возможности, полезные в сегодняшней ситуации, требующей честного анализа и адекватности действий.

Это всё о том случае, когда вы «восстанавливаете адекватность путём закрывания глаз». У нас, жителей России, есть такой опыт. Но есть опыт и другого, сурового «натурного» варианта: сочинять не свою действительность, а новую реальность путём реальной трансформации в сторону упрощения свойств, качеств не виртуальных, а реальных объектов до наличного уровня нашего понимания. Кроме очевидного результата – выпадения из мировых процессов развития (как нам это знакомо!) этот подход ещё и не обеспечен ни интеллектуально, ни экономически, ни технически, ни…, ни… Никак. По сути, это экспериментальный подход Главнокомандующих в наихудшем исполнении: «сперва начнём, а там будет видно». Применяемый в масштабах страны, он связан с жертвами и материальными потерями, последствия которых сказываются на 4-5 ущербных поколениях или вообще невосстановимы (тоже знакомо!). Популярность этого подхода – сигнал о глубоком интеллектуальном кризисе, серьёзной опасности обществу, репрессировавшему людей, способных к рефлексии и анализу. О кризисе, результат которого - вырождение народа. Очевидная угроза всему миру. Теперь встаньте в позицию других народов, наблюдающих ваше вырождение. Как будете реагировать? Не потребуете ли вы от своего правительства увеличения военного бюджета?

2) Практичный подход. Развить свои мыслительные возможности к уровню понимания ситуации. Поднять планку своего интеллекта, чтобы стать соразмерным изменившейся ситуации, овладеть ситуацией в своём мышлении. Тогда может стать ясно, какие действенные конкретные меры можно и нужно принять. И где взять новые ресурсы. И пока это не сделано, воздержаться от действий, ибо, блуждая в тумане, можно наступить не только на ёжика, но и на воспроизводство "строек коммунизма" или на реальную мину (сегодня это не метафора). Подход требует, первым делом, обратить внимание на постоянно ускользающее от нас обстоятельство: наличное состояние интеллекта недостаточно, ведь именно оно (это состояние) завело нас в тупик неразрешимых проблем, падения уровня жизни и многим потенциальным опасностям. (Поэтому, сегодня публичные выступления вроде «Я дал команду разработать планы таких-то действий и мобилизовать ресурсы…» — лапша на уши и преступны: нет реальной возможности исполнить «команду»: чтобы её исполнить, нужен другой уровень интеллекта. Но начальник для того и поставлен, чтобы никто этого не понимал). Реализация подхода требует сложной работы, но принципиально возможна.

Украинская "элита" выбрала привычный подход — к лёгкой жизни. Тем же лёгким путём движется сейчас российская "элита". Лёгкость, простота привлекательны, но, особенно сегодня, как я уже говорил, они — благоприятная почва для подлогов и не безопасны. И это два разных народа? Нет, это один народ, в своём общем прошлом поражённый дефициентностью мышления да так еще и не пришедший в себя.

Я опускаю вопрос: "Как поднимать планку?". Сейчас важны не рекомендации о том, как махать руками, а понимание ситуации и смысла работы по её (ситуации) преобразованию. Самое большее, на что надеюсь, — что вы поймёте ключевое, жизненно критическое значение этого вопроса для всех нас. Заинтересуетесь, «положите на стол» и подумаете над ним. Он далеко не тривиальный, поэтому желательно организованное коллективное обсуждение.

Это только первая история — современная. Есть и вторая. И сегодня мы переживаем "эффект схождения (пересечения) двух векторов истории".

 

Эффект схождения двух векторов истории. Древняя Византия.


Вторая история — давняя.

В 1054 году произошёл «Великий раскол»: Христианская церковь официально разделилась на Византийскую (Православную, или Восточную) и Римскую (Католическую, или Западную). Вообще-то они начали бодаться ещё за три — четыре века до того. И довели эту забаву до официального разрыва. Причиной раскола одна сторона объявляла «неистинные» интерпретации другой стороной Святого писания и литургии. На деле, обе стороны конкурировали в прозаических целях: расширения власти и распространения своего влияния на новые территории.

Молва говорит, что, когда князь Св. Владимир решил избавиться от язычества, к нему, приходили с альтернативами представители известных религий. Официальных подтверждений этим искушениям нет, но если приходили, то зря — результат "выбора" был предрешён, но надо было "соблюсти форму" (примерно так в сегодняшних странах избирают лидеров "демократическим" путём по указанию спонсоров).
Влиятельная Великая княгиня Ольга, бабушка Владимира, к тому времени уже крестилась в Православную веру; сам Владимир имел виды на византийскую принцессу Анну, которую могли выдать замуж только за Православного. С другой стороны, породниться с Владимиром было интересно и Византии, поскольку предотвращало разбойные набеги на Империю варягов и славян с севера. Кроме того, по Днепру частично проходил Путь из варяг в греки — мощный канал торговли Европы с Византией, дале с Ближним Востоком и со всем Средиземноморьем. Потерять такой кусочек было невозможно. Эти обстоятельства (наверно, были и другие) перевесили соблазны как представителей Западного Христианства (тем более, к этому времени Рим был в упадке), так и всех других. Владимир принял для Руси Православную (Греческую) интерпретацию Святого Писания. В награду (или в нагрузку?) Русь получила Византийскую культуру…
Но кто мог знать, что аукнется через тысячу лет…
Это была культура, замечательная своими базовыми мировоззренческими идеологемами (принципами, ценностями?):

Следует иметь в виду что:
- Хотя христианство распространилось в Византии лишь в III веке, но вплоть до VII века сосуществовало с культурой язычества. Возможно, это был период не преодоления, а адаптации одного к другому.
- С конца II в., с небольшими перерывами почти до XIV в. Византия подвергалась военным нападениям, и сама совершала агрессии к соседям. Территория Византии часто изменялась. В периоды поражений и упадка Империя сокращалась до небольших территорий в Северной Африке.
Но "дух Империи" торжествовал, и в наилучшие времена Византия расширялась, заглатывая территории современных Турции, Греции, Италии, Южного побережья Средиземного и Чёрного морей, где плотно обитали многие этносы.

Культура Византии (см. выше) не содержала средств развития, отсюда, империя была обязана расширяться: расширение было источником новых ресурсов для поддержки воспроизводства в метрополии и дальнейшего расширения. Но не только. Важную роль играло убеждение, что чем больше территория страны, тем её существование безопаснее и тем выше её внешнеполитический авторитет. То есть культура империи располагала к постоянным агрессиям. Поэтому "у империи всегда есть враги и не бывает искренних друзей, кроме армии и флота" (перефраз высказывания Александра III), а принципы внутренней и внешней политики формулируются, исходя из представления себя "осаждённой крепостью", жертвой происков врагов. Тогда, понятное дело, все имперские войны автоматически становятся "справедливыми" и "отечественными". Имперская логика, блин, ничего не поделаешь.

Предел этому состоянию может положить извне — столкновение с другим, более мощным крокодилом. А изнутри — столкновение с проблемами управления: неадекватности способов и средств управления в стране при росте её масштабов и разнообразия... Рано или поздно столкновение происходит. Поэтому империи не вечны. (Это не мешает энтузиастам с короткой памятью, но великими амбициями считать такие события случайными, единичными, а империи "высотами человеческого духа" и создавать новые империи на костях предыдущих...).

Пребывание в условиях военного времени в течение жизни многих поколений не могло не сказаться на милитаризации культуры и культе тех качеств, которые сомнительными способами приносили быстрые успехи, но выходили за дозволенные моралью пределы, не поощрялись христианством и расшатывали основы Империи. К таким качествам я бы отнёс генетически стойкие разрывы мышления, выражающиеся, например, в непрочности связей между словом и делом: "думаю одно, говорю другое, а делаю вообще, что-то третье или ничего", слабость рефлексии, нехватку коммуникации.

Эти особенности византийского типа мышления привели к тому, что в культуре Руси нормализовались деспотизм, ложь, "потёмкинские деревни", насилие, агрессия, "синдром осаждённой крепости", милитаризация, неуважение к личности, а "цена человеческой жизни" устремилась к нулю. [Есть историки, добавляющие в этот списочек двуличие, лукавство, неискренность как "национальный характер", но в Византии жили не только бывшие римляне (ромеи), но и другие этносы: армяне, турки, евреи, итальянцы, греки и ещё бог знает кто, так что формально о "национальном характере" говорить не приходится. Скорее, это характеристики "имперского характера"].

Приоритет формы над содержанием и приоритет традиции над конкретной ситуацией выражались в принятии государственных решений "по усмотрению" (параллельно с существованием законодательства!), что пагубно сказывалось на качестве государственного управления и провоцировало коррупцию деятельности. Конечно, другие страны в этом отношении тоже выглядели не ангелами, но Византия была абсолютным чемпионом. И это в то время, когда Римская культура уже знала, что такое «личность».

Деспотизм на всех уровнях византийского государства, начиная с "божественного венценосца" и до последнего чиновника приводил к гражданским войнам, традиционно отличавшимся особой жестокостью. В разговоре с подданными власть признавала только один язык — устрашения и неограниченной силы. Описывая эту сторону византийской жизни, историки обычно ссылаются на периоды царствования императоров Фоки (602—610 гг) и Юстиниана II (685 г), когда преследование возмущённых произволом подданных и массовые казни превысили все пределы. Однако случаи, когда деспоты кончали естественной смертью, были редки (один из таких редких случаев произошёл, когда свергли того же Юстиниана II: ему повезло — его "только" изувечили, но не убили).

Вам, конечно, знаком приведённый выше список идеологем – он сегодня такой, как и в прошлом. Это его замечательное свойство: он не случайный, он продуман. Устойчивость обеспечивается его логической структурой: действия в соответствии с одними идеологемами блокируют изменения (или поддерживают неизменность) других идеологем. Поэтому он сохранился до наших дней в полном составе, как скала в бушующем океане.
[К примеру. Пока жизнь в осаждённой крепости, в постоянной готовности (пусть даже на словах) отражать нападения внешнего врага будет считаться нормой, любая апелляция к правам человека, свободе прессы, свободе обмена информацией и к другим свободам справедливо будет расцениваться как "предательство", "иностранная резидентура", "измена Родине" и пресекаться. Эта политика поддерживается и навечно закрепляется требованием "соблюдать традиции", что, в свою очередь, укрепляет моральный авторитет власти. А чем выше авторитет власти, тем больше у неё возможностей держать страну в режиме осаждённой крепости. Круг замкнулся.

Одно из направлений милитаризации состоит в увеличении доли ВПК в национальном продукте. С одной стороны, это приводит к накоплению вооружений, в основном, новых типов (т.е. капиталоёмких), с другой — к снижению поддержки других секторов, в том числе социального сектора. Возникающее при этом снижение уровня жизни вызывает напряжённость в социуме, которая разряжается с применением ... этого самого накопленного вооружения. А это значит, агрессия неизбежна — как направленная вне, так и внутрь, и агрессия из статуса возможности переходит в статус реальности, что приводит к интенсивности миллитаризации. Это ещё один замкнутый контур. Что же получается: мировоззрение "осаждённой крепости" — кратчайший путь к постоянной агрессии? Да. Не удивляйтесь: эта "америка" была известна ещё А.П.Чехову — "заряженное ружьё, повешенное на стене в первом акте, неизбежно стреляет в третьем"].

Конечно, "быть агрессором" нынче не модно, поэтому в ход идут причитания, вроде "мы не собирались ни на кого нападать, мы только упредили неминуемый удар, который готовил противник". А "противник" соображает, что с вами надо вести себя иначе, и в следующий раз он таки нападёт первым. И будут вам большие проблемы. "Большинство людей, которое нападает на кого-нибудь, прикидывается жертвой. Так же было и с нацистами. Они заявляли, что существует международный заговор, направленный против них. Все свои действия они оправдывали необходимостью защиты"[1] .

Дальше ... надо ли продолжать?

Историки специалисты по ВОВ говорят, что на фоне миролюбивых речей к войне готовились обе стороны. Но Гитлер опередил. Возможно, Главнокомандующий согласен с такой трактовкой и решил исправить ошибку тов. Сталина, упредивши другого крокодила. Боюсь, наше поколение не успеет узнать правду.

Вы получили то, что своими руками посеяли: вечную войну, вечную "осаждённую крепость", вечный ВПК и вечно искалеченный свой народ, обречённый на деградацию морально, физически, интеллектуально. Но это же и требуется: такой ущербный народ — гарантия послушания, соблюдения традиционности, "самобытности", "национальных ценностей". В пределе — "спасения уникальной цивилизации" (про такую уникальность еще Некрасов заметил: «Этот стон у нас песней зовётся…»). На любую критику можно со вздохом и сожалением ответить: «Такой у нас народ… ничего не поделаешь, нужна крепкая рука». И действительно, такой народ без палки жить не научен. Но он не сам по себе такой. Его таким сделали. «А возражающие пусть убираются к чёрту, в другие страны…, потому как мешают нам пользоваться палкой - другого орудия мы не знаем». Опять круг замкнулся...

Эти круги напоминают живые существа: их сущность т.е. то, за счёт чего они существуют, – рекурсивность (особая структура процессов, — когда результаты процесса на выходе становятся инструментом манипулирования процессами входа). Положение не спасает то, что ни в одной стране нет Министерства Нападения, везде только Обороны. В конструкцию такого глупого, лицемерного, лживого Мира, обречённого на самоуничтожение, есть и ваш вклад. Время от времени гнойник вскрывается — начинается Мировая и самоуничтожение ускоряется... А кто гибнет в войнах в первую очередь? Лучшие. Верные. Самоотверженные. Разумные. Вероятно, те, кто мог бы разрешить «вечную» проблему войн (такова логика. Будь иначе, войн не было бы давно и навсегда). Как видите, никакого произвола, замкнутые на себя обезличенные самовоспроизводящиеся социально-психологические механизмы (как теперь говорят, "институты"), так что, ставить к стенке некого: всё по логике, и она непререкаема.
Значит, выступления "навального типа" — "борьба за права" — это борьба не за, а с… логикой, они не о том и не туда. А куда "туда?". Логику изменять трудно (если вообще возможно). Но проблема состоит совсем не в логике, а в неадекватности наличного мировоззрения. Чем и как его заменить? По-видимому, не через национально свiдомих, не через Навальных и Главнокомандующих, а через Вакарчуков, Коротичей, Михаилов Казинников, Андреев Кончаловских и их друзей. Это те люди, которые могут помочь изменить мировоззрение — византийское на человеческое (разумеется, если их не изолируют и будет организована общественная поддержка таких трансформаций). Это в стратегии - работа длиной несколько поколений. Пока же подумайте о тактике. Нарисуйте эти круги. внимательно обозрите образующие их процессы, подумайте, какие идеи ими управляют, в каких местах и каким способом можно безболезненно (! без автомата в руке и бомбы за пазухой) разорвать циклы (скорее всего, придётся блокировать отношения, обеспечивающие рекурсивность), — т.е. найдите "звенья, за которые можно вытянуть всю цепь", как рекомендовал В.И. слушателям рабфаков, и вытаскивайте на здоровье].

Вот ещё описание византийских нравов в эпоху царствования Андроника Комнина (1118 — 1185), не странно ли — как будто про сейчас: "Царь хотел найти поддержку своему террору и созвал совещание преданных ему сановников. Он встретил тут полное сочувствие. Надо стереть с лица земли, кричали члены совещания, всех людей, которые содержаться в тюрьмах, отправлены в ссылку и всех их приверженцев и родственников. На скорую руку изготовили указ, начинавшийся такими словами: "По внушению Божию, а не по повелению державного и святого царя и самодержца нашего, объявляем, что для блага государства необходимо совершенно уничтожить тех дерзких крамольников, которые сидят в тюрьмах или сосланы, равно как захватить и казнить всех их приверженцев и родственников". Знакомая нам классика государственного лицемерия: с одной стороны, «всё для блага человека», с другой, — цена этому «человеку» — ноль; убийства "По внушению Божию … для блага государства ... одобрямс» …А деспот (и мы, его вассалы) над всем этим с алиби, с чистыми руками ...

Духовная власть не отставала от светской: "Византия не знала политического либерализма в современном смысле слова, но ей не были чужды богословские либеральные течения. Господствующая церковь называла их ересью. Патриархи не допускали свободного истолкования догматов, они не терпели отступления от обрядов. Церковь не считала возможным ограничиваться своими средствами, довольствоваться анафемствованием. Она прибегала за содействием к светскому мечу".

В империи действовала хорошо развитая административная структура. Та самая "вертикаль власти". Управления — в сегодняшнем понимании — не было за ненадобностью, руководства было достаточно: империя выжимала из своих провинций все ресурсы и не собиралась их (провинции) развивать. Официальный Собственник Всего и Правитель — басилевс — осуществлял свои функции, естественно, через чиновников. Они-то и были фактическим собственником и правителем: условия для коррупции и казнокрадства были идеальными. Коррупция официально считалась преступлением, но реально не была «отклонением от нормы», наоборот – она была нормой и очень важной: создавала круговую поруку, зависимость чиновников друг от друга и от басилевса. Устойчивость режима обязана коррупции.

Некоторые наши современники, желая обосновать режим власти в сегодняшней России как преемника, наследника "всего лучшего", что было в Византии, гордятся тем, что Византия слыла образцом демократии. Такое слово там, действительно, употреблялось, но его значение было совсем другое: "... Предполагалось, что царь избирается сенатом и народом. Но сенат превратился в пустой звук, и если это слово ещё употреблялось византийцами, то по старой привычке, шедшей от Рима, под ним разумели не учреждение, давно упразднённое, а совокупность сановников, которых царь мог приглашать на совещание. Народ же не имел никакой организации, и правильных выборов происходить не могло". Да, была "византийская демократия" — вполне приличная форма ... автократии. Узнаёте? [Все цитаты из П.В.Безобразов. Очерки византийской культуры]

Вот такой "образец для подражания" в подарок получила Русь: "...в истории российской социально-философской и политической мысли византизм служил, прежде всего, в качестве мощной идеологии, национального мифа, убеждённость в объективности существования которого на протяжении трех столетий направляла внешнюю политику России и определяла её общественное мнение. Вера в судьбоносное значение византийского влияния для судеб Русского государства, в мировую миссию России, в Святую Русь совершенно вытеснила анализ реального положения дел в их фактической, исторической перспективе".[Феномен «византизма» и его восприятие в России и на Западе] (это та же констатация неадекватности реальности и её понимания в Украине и России, о которой упоминалось выше). Тот же источник отмечает: "... убежденность русской общественности XIX – начала XX веков в призвании России освободить православные народы и реставрировать Византийскую империю (в какой бы то ни было форме)" (выделение моё. - А.К. Точнее не скажешь. Привет г-ну Александру Дугину).
Автор ошибся лишь в одном: говорил о византизме в прошедшем времени. Вот такая культура, противостоящая здравому смыслу, и стала основанием «Русского Духа» (по сопричастности и "Украинского духа") и "Особенной статью" (Тютчев).

Я сильно упростил ситуацию, надеюсь, не в ущерб пониманию…

-----------------------------------------

 

* * *

Экскурсия в конец 15 века

Почему в 15-й? Это время освобождения от монгольского нашествия — время образования Московского княжества и Московского Государства. Как и византийство, почти трёхвековое близкое знакомство с татаро-монгольской культурой тоже не прошло для Руси бесследно. Историк Борис Акунин выделил несколько базовых принципов культуры и строения государства захватчиков, которые были усвоены первыми Московскими князьями и затем переданы "по наследству". Вот они:

— Управление войсками строилось по принципу многоуровневой вертикали, которая после завоеваний и создания империи плавно перетекла в вертикаль государственной власти.
— Власть священна. Верхнюю позицию вертикали занимает Хан — фигура священная.
— Империя — священная ценность. Она существует не для людей, это люди существуют для Империи.
— В Империи действуют законы. Но не для Хана: Хан принимает решения "по усмотрению."

Упомянутые идеи, заложенные в российскую ментальность Батыем, удовлетворяют критерию не "максимальной эффективности деятельности", а "максимальной простоты" — ни от кого не требовалось проявлять «выдающиеся способности», достаточные способности были у хана; всех стригут под одну гребёнку: "не хочешь — заставим, не можешь — научим" (полезное, между прочим, следствие принципа совмещения государственной и военной структур в тоталитарном государстве).
Когда сравниваешь "Монгольские принципы" с "Византийскими принципами", возникает впечатление, что Хан Батый и византийские басилевсы получали идеологическое образование в одном хедере, но Батый оказался талантливей и практичней басилевсов. Как так получилось, историки вряд ли нам расскажут, примем это обстоятельство, как факт. Не упуская из виду, что на Руси тогда государственности не было, а Батый уже построил империю вселенских масштабов и имел в этом деле огромный профессиональный опыт.
С другой стороны, как мы видим, сама культура Руси, благодаря византийскому влиянию, была предрасположена к адаптации монгольской модели государственности. Так что монгольская прививка оказалась не смертельной, а подкрепляющей.

 

* * *

Государственные муки

 

История тем временем продолжалась.

Спустя совсем немного (по масштабам Истории) времени был сделан решительный шаг: Пётр Великий предложил альтернативу, из окна в Европу потекла в Русь европейская (в прошлом Римская, Западная) культура и вопрос о сосуществовании в одном сознании "византийства-монголизма" и "европейства" стал актуальным.

С тех пор Россия испытала и продолжает испытывать влияние культур практически всех европейских и неевропейских стран, это помогает поддерживать некий уровень жизни в сегодняшнем недетерминированном мире, но не затрагивает глубинных, сокровенных оснований, где сохраняется, живёт и по-прежнему влияет на организацию жизни византийность, как "скала в бушующем море", она никуда не делась. Это та глубинность, которая актуализируется в экстремальных ситуациях. В последующие времена "Вопрос о сосуществовании" провоцировал длительные интеллектуальные занятия на тему: является ли Россия Европейской страной или Византийской, или — в блоковской и современной интерпретации – скифской, восточной, варварской. (Блоковские скифы, конечно, были варварами, но не профессиональными деспотами и убийцами).
Имена участников этого движения нам знакомы (начиная с П.Я. Чаадаева). Также вспоминал Федора ИвановичаТютчева. Зря он предупреждал: Россию нет необходимости "понимать умом" и с чем-то/кем-то соизмерять. Россия, она же «Русская идея» — это способ сосуществования вышеупомянутых двух идей (по очевидному факту).
Каким был этот способ (или Русская идея)? — Вопрос к историку, и очень вероятно, давно изучен. Но прошу читателя меня простить — не могу удержаться от "изобретения велосипеда" и вкратце изложить свою версию, навеянную изучением исторической литературы и российскими историческими фильмами. См. в Приложении****.

В каком отношении существовали эти идеи? Реализации этих двух идей существовали в отношениях конкуренции. Мои познания в этой теме не глубоки и, возможно, я ошибаюсь, считая, что никто не предпринимал попыток заменить их на отношения сотрудничества, взаимной поддержки. Для такой операции требуется не приверженность той или иной идее, а определённая широта мышления.
Пока идеи существовали в дискурсах, их взаимодействия не выходили за рамки, принятые в приличном обществе (без мордобоя), но в деятельной жизни то одну, то другую идею время от времени докрасна расчёсывала политика, что приводило независимо от режима! — к "прямым решительным действиям руками": государственным переворотам, бунтам, революциям, войнам, а теперь вот к «денацификации и демилитаризации». Эти "качели идей" дезорганизовали хозяйство страны, проваливали культуру в тартарары и периодически отбрасывали страну в прошлое. Но самым ужасным была гибель в этом хаосе людей, прежде всего, талантливых, деловых, перспективных, институтов их подготовки и утрата культуры в периоды одичания. Это не те потери, которые, как говорит молва, не беспокоили маршала Г.К Жукова ("Бабы ещё нарожают"), эти потери были невосполнимы, поскольку повторяемость периодов хаоса приводила к своеобразному "неестественному отбору", постепенно ухудшавшему качество народа, что уже видно в наше время невооружённым глазом (см. симптомы выше).

Византийская культура принципиально не содержала представлений о Мире, в котором возможно много истин, так что компромисс был исключён, и длительность очередного обострения, как и его результат, определялись ресурсными возможностями сторон: если битва, то до полного истощения.

Русский Мир был миром вечным, как природа, повторяющимся, как колесо, и неизменным, как скала. То, что попадало в него, перерабатывалось и использовалось как строительный материал для сохранения "законов природы", увеличения числа колёс и размеров скалы. Если в этом мире происходили события, ранее небывалые, они были следствиями действия тех же "законов природы", но в новых условиях, которые предлагал внешний Мир. Сами "законы" оставались незыблемы. [Сейчас внешние условия внезапно стали не особенно благоприятны — санкции, блин. Сможет ли Россия выжить, принципиально не изменяя "законов своей природы"? Или станет повторять прошлое: "варить сталь не колене". Продолжение нападения на Украину пока, как говорится, не даёт повода для оптимизма].

Сегодня идейные споры непопулярны (может, оттого, что их некому вести: одни уже далече, другие сорвали голос в перебранке с властью, третьи подались в пропагандисты), и ситуация перешла (как и полагалось в Византии) в горячую фазу «прямых действий» — взаимного уничтожения (даже иностранцы мусолят тезис о том, что судьба Украины и России может быть решена "только на поле боя"). Каждая идея возомнила, что она достаточно сильна, чтобы стать гегемоном: несмотря ни на какие прогрессы, в XXI веке всё так же считается, что "истина — одна" (наследие натуралистического типа мышления), что «гегемон» — это сверкающий идеал "единства Единого", да и "политика" (в макиавеллиевском значении) тоже не сдаётся. "Диалог" закончился, наступила фаза ближнего боя.
[В детстве я был довольно сильным ребёнком и обижал других детей. Мне это нравилось, пока кто-то не сказал мне: "Ты — Сила есть — ума не надо". Это меня притормозило, но не потому, что я что-то понял, а потому что почувствовал — это не похвала. Понимание пришло много позже. Всё же пришло]. Так и здесь: очевидно, дело в понимании "поля боя" как "места выяснения отношений способом взаимных убийств" т.е. способом уничтожения этих отношений. Так бывает, когда справиться с новыми обстоятельствами наличного интеллекта уже не хватает и надо упрощать ситуацию до наличного уровня понимания. (Говорят, по этой же причине Тамерлан при своём движении на Запад разрушал все строения, выше Самаркандской Мечети — он их не понимал. Но он же был варваром, иначе не мог. Что с него возьмёшь).

По крайней мере, так принято в институтах, имеющих прямое отношение к возникающим здесь ситуациям — в политике и дипломатии. Стало быть, если мы намерены избавиться от проклятия войн, надо начинать не с лукавой "пропаганды мира" и «танцев вокруг компромиссов», надо обратить внимание на состояние интеллектуального мира: на картины мира, способы и средства работы, подходы, категории, понятия, типы мышления и прочие интеллектуальные инструменты в этих институтах и реформировать их или, если это окажется невозможным (что скорее всего: они вполне византийские — там такие традиции!), заменить новыми институтами. Одновременно прекратить тратить время и силы на лекции о любви к ближнему и проч.: в деле прекращения войн они оказались недейственны, они лишь утешают и ничего не меняют, но рождают иллюзии и пустые надежды. А это и есть то, что нужно византийцам, чтобы втихаря обделывать свои нечистые дела.

 

Причём Украина?

До сих пор всё это было про российские дела, причём здесь Украина?
При том, что, во-первых, Украина — часть Русского Мира – исторически, политически, ментально, культурно. Если не верите, вот небольшой штрих, говорящий в пользу того, что украинцы и русские — по характеру своих действий и традициям один народ. В Украине византизма не меньше, чем в России, и сегодня, когда в Украине могут стрелять с неожиданной стороны и территория покрыта сетью подвижных российских и украинских блокпостов, простому человеку, чтобы добраться из точки А в точку Б, чьи бы эти точки ни были в данный момент, нужно быть миллионером. Несмотря на экстремальность ситуации, военнослужащие на блокпостах, не забывают принимать добровольные пожертвования только в евро. Идеи добра и справедливости, которые они утверждают как в Спецоперации, так и в Сопротивлении, не мешают заботиться о своём личном благосостоянии одними и теми способами — византийскими. Но есть и отличия.
По-видимому, до украинской элиты дошло, что тридцатилетние судороги украинской истории – это лебединая песня византизма, дальнейшая история Украины может и должна покинуть византийское русло: ничего хорошего там уже не будет. А поскольку мгновенно перестать быть византийцами невозможно и собственной реальной альтернативы византизму до сих пор не выработано, реально они продолжают мыслить и действовать по-византийски (выше мы заметили, что неадекватный способ исполнения может провалить наилучшую идею). И самоопределение далеко не завершено («из Египта вышли, но где и как  эта обетованная, неясно»), зато даёт поводы обвинять украинцев в русофобии. Тем не менее, процесс самоопределения худо-бедно — пошёл, и в этом Украина опережает Россию, где он усиленно тормозится властью.

Во-вторых, двум государство- и общественно- образующим идеям нужен был плацдарм для выяснения отношений. А поскольку в ментальных основаниях преобладает византизм, выяснять следовало приличествующими ему способами — силовыми. С другой стороны, все понимали неизбежный роковой ущерб от такой тотальной «гражданской Спецоперации»: чем бы она ни окончилась, силы страны были бы истощены, и страна стала бы лёгкой добычей хищной Америки, таинственного Китая, прагматичной Европы и далее, кого угодно. По этим соображениям выяснять отношения надо было где-то на стороне, не подвергая разрухе свою любимую страну. То есть, за счёт других. [Такое решение заставляет задуматься: кто в этой истории "нацист" — по делам своим? (См. выше Определение 2)].
Тут и подвернулась Украина. Безумная идея юридическим способом преобразовать полиэтническую страну в моноэтническую (только потому, что "очень хочется", типа, издали закон и все стали украинцами) подарила России плацдарм для выяснения отношений двух её идей и стала удобным поводом приступить к "воссоединению" с Россией, объявив эту акцию "борьбой с нацизмом", а националистов — нацистами. Я немного знаю украинскую историю и мечты о бегстве из империи, об избавлении от византийства, о присоединении к европейству и проч. мне знакомы. Им, конечно, не "шнот алпаим", но они и не сегодня родились. Эти мечты обитали в рамках национальной идеи и будущего национального государства. Но идеологи слишком долго раскачивались: ситуация этнической автономии стала терять актуальность ещё в начале ХХ века. Вспоминаются анекдоты с популярным сюжетом: человек просыпается через 200 лет и, полагая, что проснулся на следующее утро, совершает нелепые поступки. Не думаю, что Украина задумала навредить России. Её намерения и действия не нацистские, а просто непродуманные, случившиеся из-за того, что она не успела выйти из обморока после разгула януковичей. Но те, кто эксплуатирует чужую глупость и беззащитность, оказываются преступниками и не меньшими глупцами.

Независимо от моих предположений, Украину надо было успокоить, поскольку её успехи ставили бы под сомнение (на радость растлённому Западу) саму двухидейную сущность России. Но на это ещё можно было бы временно закрыть глаза, если бы желание "братского народа" автоматически не вело к солидарности Украины с недружественными России невизантийскими странами, для которых понятия «закон», «право», «справедливость», «ответственность» значимы не только на индивидуальном уровне . Что, сквозь призму неизбывного представления "Россия — осаждённая крепость", означало бы для режима власти серьёзную угрозу.

Движение к неизбежному началось с принятия Радой Закона о языке. Закон вызывающе нарушал права русскоязычного населения Донбасса и ряд международных норм. Есть мнение, что он был не только провокационный, но и поддельный: обсуждали один вариант Закона, а на голосование подсунули другой.Трудно поверить, что документы на таком уровне и такого "качества" принимались в состоянии здравого ума и твёрдой памяти, скорее в стоянии разума, помутнённого возможностями дополнительного "честного" заработка (о, януковичи!) или угрозы жизни. И это настораживало: вспомнил разгул криминалитета в 90-е годы.
Закон реально сыграл роль триггера. Опять дежавю: «Над всей Испанией безоблачное небо!». Последовавшие после Закона действия с обеих сторон были таковы, будто разыгрывались по согласованному сторонами сценарию — настолько они были логичны, неотвратимы и прогнозируемы — классический цугцванг, результат одного шага тут же становился уважительной и неотвратимой причиной следующего, чувствовалась солидная подготовка: Принятие Закона > попытки его реализации (прибытие в Луганск эмиссаров — внедрителей Закона со всеми полномочиями) > возмущение местной администрации, подкреплённое возмущением населения Донбасса, на которое Украина, естественно, не реагировала > моментальное (значит, хорошо подготовленное) провозглашение независимых республик как способа самозащиты населения > объявление Украиной новых республик незаконными («нарушение суверенитета государства») и попытка их уничтожить > вооружённое сопротивление милиции Луганска > выступление России в защиту русскоязычного населения Донбасса > начало Спецоперации — уже не только в Донбассе, а везде > и так далее вплоть до разрушения и аннулирования Украинского государства. В Донецке события следовали той же схеме. Закон о языке был встречен во всеоружии, в том числе, буквально. Мне кажется, любой аналитик мог бы с большой вероятностью предсказать последствия принятия "Закона о языке". А у опытного аналитика был бы совершенно другой, более важный интерес: попытаться выяснить, откуда и зачем действительно взялся этот Закон: кто его составил, инициировал, лоббировал..., какие финансовые потоки в тот период неожиданно изменили свои обычные параметры, какие необычные служебные перемещения произошли в украинском и российском руководстве. Закон о языке, по его назначению, был спичкой. Дрова заготавливали и поливали бензином все заинтересованные стороны. Спичку ждали все, хотя и с разными чувствами и надеждами. Напоминает чеховское ружьё, висящее на стене. Воспользоваться им мог любой. А кто его вешал и заряжал?
Когда знакомишься с перипетиями "Закона о языке" и размышляешь о его роли в дальнейших событиях, возникает впечатление дежавю (акцентирую это слово). Вспоминаются два официальных сообщения: "Об обстреле советских войск финляндскими воинскими частями", которое озвучил по радио В.М. Молотов 26.11.39, и сочинение Геббельса "О нарушении Советами государственной границы Германии", переданное по немецкому радио 22.06.41. Первое стало предлогом нападения СССР на Финляндию, второе — поводом нападения Германии на СССР. В том и другом случае агрессор "боролся со злом – восстанавливал справедливость". У меня нет свидетельств, что Финляндия—1939, СССР—1941 и Украина—2019 "стреляли себе в ногу", как и нет сомнений, что все три случая одного почерка, задуманы агрессором-по-природе-своей и состоялись по одному и тому же сценарию. Троекратное его повторение говорит об одном и том же — невысоком — интеллектуальном уровне его авторов и потребителей. [Задача для психологов: можно ли составить психологический портрет авторов сценария? И примерно, как он будет выглядеть?].

История первых двух событий (39 — 41 гг) описана и понятна. Когда-нибудь мы узнаем историю инициации "Закона о языке": кто автор повода, кто заказчик; какова стоимость; скажем друг другу: у всех трёх событий один и тот же смысл – легитимировать агрессию и ...горестно вздохнём.

* * *

И вот началось невообразимое и несуразное — не Спецоперация в Украине и не война с Украиной, а "разрешение силовыми методами идеологического конфликта России с Россией... на территории Украины". Вот что скрывается за новым термином "Спецоперация" — он призван дезориентировать клиента путём сокрытия непотребного содержания в неопределённости формы. Возможно, история пошла бы иначе, будь украинская элита более ответственной и вменяемой...

 

Ну и что?

 

Давайте подумаем, что всё это может значить:

• Сегодня сошлись три блока проблем самоопределения — самоидентификации: 1) создания независимого национального Украинского государства; 2) самоопределения России, избавляющейся и избавленной от византизма; 3) самоопределения русскоязычного населения Украины.

Мне кажется, особенность ситуации состоит в том, что проблемы оказались взаимообусловлены и потому должны анализироваться и разрешаться в комплекте. В общей смысловой рамке. Те, кто возьмётся за это непростое дело, должны будут сначала решать беспрецедентную проблему организации своих работ по созданию механизма (системы, структур) разрешения упомянутых проблем (примерно, как для быстрого перемещения по суше сперва нужно изобрести автомобиль, построить дороги и обучить механиков и водителей. После этого можно соображать, в какую сторону, с какой скоростью нужно ехать в конкретном случае и что везти). Сейчас такого механизма нет, его разработка может столкнуться с новыми проблемами. Тип этой ситуации (кризисный) подсказывает, что путь её разрешения проходит через организацию диалога всех участвующих в ней сторон. Подчеркну: в общественном диалоге сторон, а не «международной дипломатии», которая способна «разрешать» ситуации лишь базарного типа, где работает метод перераспределения ресурсов и выкручивания рук. Нет, никакие решения типа «облагодетельствовать одних за счёт других» здесь не пройдут. Одно упоминание о них может вызвать обострение ситуации и новые, ещё невиданные проблемы. Наша ситуация не описывается моделью базара: это «ситуация «Титаника», т.е. такая, какая требует коллективного спасения. Я исхожу не из каких-то «гуманистических принципов», а из больших сомнений в конструктивности иных, известных мне подходов. (Если вы предложите своё представление о ситуации, будем и его обсуждать). Её разрешения надо искать на пути приращения наличных ресурсов и, прежде всего, оргуправленческих. Но именно в недостатке понимания актуальности данного подхода и состоит проблема разрешения кризиса. (Конструирование, организацию и проведение таких мероприятий надо обсуждать отдельно, потому что – конкретно!).

• События в 2014 году в Луганске, Донецке и Одессе усомнили украинский миф о "двух разных народах". И сейчас, во время Спецоперации мы опять видим один и тот же характер действий обеих сторон, с одинаковым усердием занимающихся обычным византийским делом — массовыми убийствами и распространением о них чудовищной лжи.

• Для Украины Сопротивление Спецоперации — действие справедливое: они защищают свою Родину и готовы биться «до последнего украинца» (они готовы, а не Байден, как нам сообщают пропагандисты).

• Перед российской пропагандой стояла сложная задача: легитимировать военные действия российских войск на территории другой страны. Решили сделать это, ассоциируя Спецоперацию с наступлением Красной Армии в ВОВ, представить "захват" как "освобождение" порабощённого народа от нацистов. Однако замечено, если история повторяется, то как фарс. Тем, кто помнит ВОВ, быстро стало ясно: заявления «мы боремся только против нацистов» — крутая византийская ложь. В такой «интерпретации» всё население Украины надо считать «националистами и нацистами», поскольку никто не выходит к российским войскам с хлеб-солью (даже к немецким "освободителям", помню, бывало, выходили) и мы ничего не слышали о коллаборантах-украинцах. И освободителей не видно, зато есть освобождённые (в Буче, Мариуполе, далее везде) — от земных тягот. Все оказывают сопротивление и это, стало быть, даёт право всех уничтожать как нацистов-националистов (опять византийское стремление к упрощению реальности: нечего различать «националиста», «нациста» и "просто жителя": «Это слишком сложно» — всех туда!! Чтобы боялись). Ассоциация, похоже, произошла, но не с настоящими освободителями 1945 года, а с их противником.
Вот и ещё одна лингвистическая загадка, с которой Главнокомандующий начал Спецоперировать, по факту разрешилась: "денацификация" означает уничтожение населения, а "демилитаризация" — разрушение инфраструктуры. К чему эти действия приведут? Очевидно, к выжженой обезлюженной земле, которую можно заселить, кем угодно, хоть гамадрилами, но лояльными, трудолюбивыми и непьющими. Таких радикальных результатов не достигали даже немецкие нацисты. Зачем и кому это нужно сегодня? Конечно, не Украине.

Но есть и положительные моменты. Украине Спецоперация уже принесла спецважное приобретение: тотальное сопротивление означает, что в стране фактически сформировалась… политическая нация. Она не заменяет и не отменяет полиэтничность страны, она есть форма существования полиэтничности. Политическая нация — новая для Украины форма единения, помогающая выстоять и победить, а также важный (и оплаченный кровью) ресурс государственного строительства будущего страны. При наличии политической нации нет смысла, причин и условий специально стремиться на уровне государственной политики ещё к другим "единствам" — языка, национального мировоззрения, национальных обычаев, национальных мифов и т.п.: это дело каждого этноса внутри политической нации. Для государства атрибуты этносов становятся незначимыми. Политическая нация – альтернатива национализму, возвращение к реальности представлений о межнациональных отношениях в Украине.

• Для Украины возникает реальная задача: как превратить эту новую нацию в инструмент защиты от внешних враждебных влияний и включения всех населяющих Украину этносов в процессы восстановления и развития. Традиционным националистам придётся учитывать, что политическая нация не отменяет этническую, но перефункционирует её таким образом, что исключаются акции, причиняющие ущерб одному этносу ради преимуществ другого. Я имею в виду известные вещи вроде насильственной украинизации неукраиноязычного населения, прославления героев Украины, на руках которых кровь населяющих страну неукраинских этносов. Теперь эти детские глупости ничем не оправдать. Если политическая нация представляет для нас высокую ценность, надо корректировать идеологию: политическая нация — более сложное образование, чем этническая, работа с ней требует расширения пространства мыслимости — видеть не только себя в центре мира, но и вокруг, да ещё в разных временных горизонтах; меньший вес придавать мифологии как изжившего себя моноэтнического государства, так и безразмерным имперским идеям, понимать, как соотносятся понятия «суверенность», «гражданственность», «независимость», «свобода», «этничность» и ряд других, — необходимых опор строительства современного национального государства.
Кстати, можно поздравить и Главнокомандующего. Одна из целей Спецоперации — "денацификация" — достигнута: "национализм", "нацизм" — это всё из области этнического, но при наличии политической нации его значение ограничено. Так что пора дать сигнал пропагандонам перестать употреблять "нацисты" и "националисты", пусть придумают что-нибудь поактуальнее.

• Для России эта Операция захватническая, несправедливая — «византийская». За что/кого российские солдаты "спецоперируют", непонятно. Чего России не хватает? Восстановления и расширение империи? Всеобщего уважения в мире? Наверно, того и другого. Это хорошо, но, если это делается за счёт другого, кто нацист? Однако о причине спецоперации мы уже говорили.

• Языком сводок с полей ВОВ нам официально сообщают, что российские воины совершают воинские подвиги, спасают мирное население и в то же время бомбами-ракетами высокой точности успешно разрушают города вместе с этим населением, которое прячется в подвалах домов. Это не обычные приметы беспорядка военного времени, неизбежных ошибок координации действий спецоператоров. Нет, эти сообщения обнажают логику (сущность) Спецоперации: одновременно (!) совершаются действия в рамках обеих российских идей, выясняется чья возьмёт: "византийская", о которой задушевным голосом чётко сообщает генерал Конашенков ("... средствами воздушного базирования уничтожены объекты наземного базирования ..."), и мы видим руины Харькова, опустошённый Мариуполь и покойников в Буче; или "западная", что заставляет во имя свободы других рисковать своей жизнью —"освобождая" население от "нацистов", лечить раненных солдат "противника" (может, в эти моменты приходит просветление, что он вовсе не противник, что его только велели считать таковым?), доставлять гуманитарную помощь и проч. чудеса человечности. Заметьте, это состязание осуществляется за счёт Украины. Так кто здесь нацист — не по пропаганде, а по своим действиям — "по делам их"? (см. выше Определение2).

• Солдаты Украины "оперируют" «за что-то» — за ценности, не какие-то малопонятные (вроде "прав человека" и "гендерной свободы"), а простые и всем понятные: Родина, культура, семья, дом, безопасность, которые выступают в функции целеуказателей и которые можно ощутить и увидеть, если смотреть перед собой — вперёд.

• Солдаты РФ "оперируют" «потому, что» такова картина их мира (византийская): «мы самые-самые, а вокруг враги». Потому, что Главнокомандующий назвал украинцев "нацистами" (а что делать с нацистами, всем известно), командир дал приказ, в часть поступило новое смертоносное оружие, которое надо освоить «на неонацистах» и т.д., и т.п. да и просто потому, что человеку некуда деваться, его не обучили созиданию и предохранили от понимания. Чтобы понимать "потому, что", надо смотреть на причины, т.е. оглядываться назад.

• Спецоперация может прекратиться только при полном поражении одной из сторон: когда отношения "двух идей" будут выяснены до полной ясности и окончательно. Трудно ожидать поражения России по воле Украины. Если это и произойдёт, то за счёт внутренних сил. Именно такой финал гарантирует от реставрации византизма. Также трудно ожидать поражения Украины, поскольку почти весь Мир её поддерживает.

• Поэтому никакие переговоры ни к чему не приведут.

• Всякая пропаганда — а византийская, тем более — позволяет себе всё, поскольку убеждена, что политике, которую она обслуживает, тоже всё дозволено. Положительным моментом Спецоперации можно считать возможность любому желающему на примерах познакомиться с её простыми приёмами.
Важнейшая задача российской пропаганды - мотивировать солдат и своё население. Вся эта история, которая началась не в 2014, а гораздо раньше, говорит, что главным мотивом акторов Спецоперации стала ненависть. Это не та естественная, справедливая ненависть к врагу, творившему жуткие преступления на оккупированной части нашей Родины в 1941-1944, это искусственно прививаемая ненависть одной части одного и того же народа к другой, приводящая к ожесточению взаимного уничтожения. Нынешние византийские селекционеры-временщики не задумываются, что такие фокусы имеют особенность длиться долго после окончания военных действий. Этот шлейф ненависти протянется на несколько искалеченных поколений. И нет уверенности, что вы заслужите их благодарность за "избавление" от "неонацизма, "неофашизма" "национализма" и других фантомов. Скорее, они будут помнить вас в одном ряду с теми, кто хотел нас поработить в 1941-1944.

Сказки пропагандистов о том, что Запад и США «хотят уничтожить Россию» — примитивная византийская ложь по формуле Геббельса («чем более невероятна ложь, тем она действеннее»): нам внушают, будто там, на "Западе", живут сплошь душевнобольные — от последнего бомжа до Президентов. Ведь нормальный человек, где бы он ни жил, понимает: Россию уничтожить так же возможно, как выпить океан. (Тот, кто смотрел фильм "Андрей Рублёв" поймёт, о чём я). Эта пропагандистская манипуляция описана в учебниках по психологии, и называется "проекция своего сознания на врага". Она предназначена для внутреннего употребления и начинает действовать, как только вы отождествили "страну" с "режимом власти в стране". Она даёт неплохие результаты: страх и быстро распространяющуюся, долго сохраняющуюся ненависть к "врагам". "Изолировать Россию от остального мира, свести к минимуму взаимодействия с Россией - вот чего хотят "враги", обеспокоенные своей безопасностью. Неужели такая ситуация желанна и выгодна России? Она может быть выгодна лишь власти, которая чувствует свою некомпетентность и ущербность и пытается сохраниться, окутывая народ туманом непроницаемой лжи. Под защитой этого благодатного тумана она чувствует себя в безопасности.

Если внимательно посмотреть на действия "врагов" (отфильтровать лапшу пропаганды) и немножко подумать, станет ясно: они в своём уме, понимают, что "разрушение России", "распадение России на мелкие государствочки" и др. фантазмы опасны для всего мира: они означают наступление мирового хаоса. И как бы, с пропагандистской подачи, Запад "не любил Россию", раствориться в хаосе (скорее всего, атомном) в обнимку с Россией Запад вряд ли хочет.
Другой эпизод. В катакомбах под «Азовсталью» вместе с «националистами» спасались мирные жители Мариуполя. Российское руководство и пропаганда взяли и отождествили «мирных граждан», «националистов» с "нацистами": сегодняшний мир намного сложнее времён Византии, и чтобы его адекватно понимать и действовать, надо либо повышать свою интеллектуальную планку, либо снижать способность к различению, тогда мир "становится проще". В "простом" Мире можно действовать тоже просто, например, по принципу "по геноциду ударим геноцидом". Естественно, они пошли вторым, византийским — путём: "нацисты", по их словам, — это те, кто убивает и разрисовывает своё тело нацистскими символами (самый простой способ "мышления": "что вижу, о том пою"). Как только мирные вышли, «нацисты» воспользовались моментом, тоже поднялись на поверхность и ни с того, ни с сего стали стрелять: «совершили акт агрессии (?!!) против наших военных» (так квалифицировали их действия возмущённые ТВ-пропагандисты за большим круглым столом, ничуть не смутившись иронией ситуации). Эти штрихи говорят о том, что Мир среднего византийца и его современной реинкарнации — это "простой мир для простого человека", где форма важнее (потому что понятнее) содержания. Существом с таким мировоззрением легко манипулировать. Вот какие чудеса может творить лживая пропаганда!

Как и во всякой профессиональной деятельности, в пропаганде есть свои гроссмейстеры. Вот один из них "обсуждает" фигуру Зеленского — называет его наркоманом. Но этого мало, и он как бы невзначай замечает, что «еврейские корни» не мешают потакать нацизму – «у Гитлера ведь тоже были еврейские корни». Сцена окрашивается в зловещий цвет. Ваше внимание переключено на всем известную тему, она проста, в ней все специалисты и каждый, не напрягаясь, может её расчёсывать, а Зеленский… оказывается, в силу своего происхождения он поддерживает нацизм и в этом недалеко ушёл от Гитлера. Тут же в памяти автоматом всплывает другой персонаж – «Геббельс». Дальше ассоциации, ассоциации, … и о чём бы и кто бы не говорил, дело уже сделано. Мерзость. В чём тут фокус (назовём его «внезапной потерей сознания»): гроссмейстеру отлично известно, что Спецоперация стимулировала ускоренное формирование в Украине политической нации (если неизвестно, то это, скорее, непрофессионализм), но он лукаво использует то, что его клиентам такой феномен ещё неизвестен: для них нация, по-прежнему, только этническое образование.

• Почему работают подмены понятий, подлоги, «проекции» и проч. жульнические византийские изобретения? Потому что, они уничтожают непонятную сложность мира, упрощают мир, делают его «понятным каждому идиоту». [При этом, заметьте, у Мира нет такого качества как "сложность", это оценка возможностей понимания субъекта, который оперирует в Мире и Миром. Так что "упрощение Мира" означает снижение уровня интеллекта субъекта. Ну, вроде как: хочешь кайфа — прими грамм 200, отключись и будет тебе кайф. Так что вышеупомянутый «идиот» - не ругательство, а медицинский диагноз]. Однако, если кто-то считает, что вами можно манипулировать, скормить вам любую византийскую ложь, то стороной, которой вы сочувствуете, будет, скорее всего, не та сторона, которая так считает.

• Поражение России станет началом её возрождения. Оно будет означать, что спор двух исторических идей завершился ещё одной, может быть, самой значимой победой Петра Великого, византийство изжило себя не только в России, но и во всём Мире (дай Б-г, навсегда), и наступает новая эпоха обретения Россией самой себя как одной из ведущих, фундаментальных образующих Мировой семьи. Где никому не придёт в голову ради забавы "башку с широких плеч у татарина отсечь" или разрабатывать исторические мифы о миссиях и мировой ответственности за всё. Потому, что наличные представления о Мире и месте в нём России, задаваемые двумя упомянутыми идеями и их отношенем не ухватывают изменившуюся реальность и надо готовиться к радикальным изменениям пространства самоопределения, как в направлении расширения его масштабов, так и обновления устаревшего содержания (говорю о византийских идеях). Имея в виду, что рамки нового пространства самоопределения должны быть, с одной стороны, исторически обоснованы, с другой, допускать сосуществование нескольких идей и соответствующих им проектов Будущего. Мне кажется, эти идеи и проекты будут ориентированы на "выращивание" зачатков, ростков исторических — складывающихся, но уже как-то заявивших о себе форм жизнеустройства, а не "посадки" или "прививания" "новообразований из прошлого" (византизма, монархизма, сталинизма, ленинизма и подобных). Воздух в Мире станет чище и его не надо будет спасать от загрязнения. Сущность России опять обновится. Может, в периодических обновлениях и состоит "Идея России"? Ничего странного в таком предположении нет. Вот "Идея еврейского народа" с его мощной историей и способностью к выживанию — это периодические исходы, когда обстоятельства вынуждают радикально изменять мировоззрение и создавать новые устои жизни. Да и в истории России были моменты обновления: формирование государственности, принятие христианства, отмена крепостничества. И ничего плохого — все живы и по возможности здоровы. (Правда, не всегда эти реформы продумывались и были во благо. Например, та же отмена крепостничества без интеллектуальной подготовки: произошло именно то, от чего Вольтер предостерегал Екатерину). Современному динамичному Миру нужна обновлённая Россия, способная к "исходам"— самотрансформациям. Я не вижу, кто, кроме России, обладающей уникальным историческим опытом и мощным интеллектуальным потенциалом (по недосмотру, неорганизованным и бездарно ратрачиваемым), кто мог бы явить образец современного мироустройства. Без России современный Мир не состоится. Народы Мира облегчённо вздохнут и предпримут всё, чтобы помочь восстановить Россию как Великую страну не "западную", не "византийскую" ***, а их альтернативу — Российскую — в ней они увидят своё будущее. Великую страну — не "славой", не размерами, не притязаниями, которую остальной мир не понимает, и для которого Россия — имперское экзистенциальное пугало, а человеческими условиями жизни человека (это не тавтология) не только для "избранных", не где-то в сириях, не в райских садах на океанских островах, а в своём отечестве. Такой России и самой бояться не нужно, и эпоха "осаждённой крепости" благополучно завершится. Тем более, к этому есть исторические предпосылки: ведь в России были не только параноидальные временщики, одержимые сверхценными имперскими идеями, не только создатели и пользователи звероподобных машин уничтожения, не только охранники режима, но и созидатели: серьёзные философы, религиозные мыслители, создатели мировых научных и инженерных школ, систем образования мирового уровня, гениальные художники, поэты, искусные врачи и организаторы здравоохранения, промышленности и т. д., и т.п. Сегодня здравствуют их наследники и последователи. Также следует обратить внимание на русскоязычные диаспоры почти в каждой стране. Большинство этих людей непростые, профессионалы высокого уровня, оказались за границей не в поисках весёлой жизни, а чтобы не раствориться в византийской атмосфере. Все эти люди несут на себе бесценный для всего человечества опыт преодоления утопии и опыт искусственного отношения к Истории. Они чувствуют и понимают опасный предел необеспеченного мышлением действия. Это бесценный ресурс, который теперь нужно понимать не как "славную историю" и на этом успокаиваться, с гордостью засыпая перед телевизором, а как "начальный капитал" новой истории России.

Также сравним благотворные для России последствия проигранной Крымской (1853—1856) войны с тем безвременьем, в котором остановилась Россия, спустя 10 лет после Победы в 1945. И задумаемся. В частности, и о том, будут ли сегодняшние территориальные претензии России к Украине (Крым, Донбасс, далее везде) выглядеть серьёзно с точки зрения людей будущей преобразованной России, не покажутся ли они детскими шалостями, вроде засовывания пальчика в розетку с током?

• Что ни говори, Россия – страна умная. Но не везёт ей с режимом власти. Первые самодержцы Московского княжества, ставшего прологом государства Московского, были (по одной из версии историков) не русичи, а выходцы из Скандинавии - Рюрик, Олег и далее, Игорь, Аскольд, Дир, Святослав ... Почему новгородцы, уже имевшие солидный опыт самоуправления, сменили его на единоначалие, мне неизвестно. Однако, важно то, что олицетворением новой власти стали вожди совсем иных племён, Не здесь ли было положено начало разделения русского народа на "власть", куда происходил отбор не по признакам пригодности к управлению, а по лойяльности, и "народ"? Разделение, которое дожило до наших дней и стало настолько очевидным, что вызывало подозрение в том, что "в России живут два разных народа": те, кто властвует и те, кто рабствует ("страна рабов, страна господ"- М.Ю.). Революция 1917 принципиально это разделение не отменило, а лишь придало ему другую форму: "Власть народа" - форму, скорее лингвистическую, чем политическую. Когда сопоставляешь Россию с режимом её власти, замечаешь, что он всегда ей узок, меньше её, глупый и вершит её судьбу по-византийски и по-монгольски ("Бабы ещё нарожают" и "Не империя для людей, а люди для империи"). На фоне своего режима Россия выглядит, как умный человек в компании тупиц и подонков. Сегодня это впечатление подпитывается частыми публичными выступлениями Главнокомандующего о том, что хорошее - хорошо, а плохое - плохо, и Правительству надо серьёзное внимание обратить на ускорение строительства жилья в такой-то области и конкретные дела во благо народа.

Что ещё мог сказать Тютчев в такой ситуации: «В Россию можно только верить»? Да, но не "только" и не "можно", скорее, "нужно". Я верю: византийское наваждение не вечно. Амен.

• История России не способствовала развитию интеллектуальных функций массы населения, из-за чего византийскому - российскому массовому человеку сегодня не хватает мыслительных средств «увидеть себя со стороны», чтобы понять, как адекватно действовать в сложных ситуациях, и он остаётся вечным рабом - теперь рабом манипуляторов. Однако примеры саморазвития одиночек и успешного преодоления этого состояния говорят о том, что оно не фатально. Стало быть, стоит подумать в сторону поиска возможностей его (состояния) преодоления. Сегодня — это отдельная важнейшая задача. По сути дела, это условие и результат того нового пути преображения России, о котором сказано выше. В книге "Уроки Холокоста" я попытался представить этот путь как процесс развития, для организации и реализации которого уже есть кое-какие способы.

• Преодоление византизма состоит не в том, чтобы упасть в "лукавые объятия Запада". Возможно, с этим тезисом согласятся не все и не сразу — слишком велика инерция решать свои проблемы за счёт других народов. Тем, кто не верит в творческие силы российского народа и не видит личной выгоды от такого поворота, нужно обеспечить достойный человека уровень жизни и оставить их в покое, забыть о них, и пусть они живут, как хотят, на планете своей мечты. Для других есть альтернативы, более осмысленные и более перспективные в отношении возможностей развития и повышения авторитета страны в Мире (который сейчас на нуле). Но для этого им придётся отказаться от имперскости, перестать вести себя, как нацисты, и (какой ужас!..) стать русскими националистами. Не нацистами и не национал-большевиками, а нормальными националистами, помогающими народу создавать благо своим же творчеством. Конечно, не сразу, постепенно: ведь надо менять мировоззрение... А начать можно с простого: с различения и разведения понятий "родина", "страна" и "режим". Исторически случилось, что эти понятия склеились в непонятное образование, на основе которого сегодня приходится строить свою "непонятную" жизнь. (Мне кажется, эта склейка коренится в византийском представлении о власти как священной и непостижемой субстанции). Просто честно ответьте самим себе: что для вас "Родина" и что "страна?", кого вы больше любите: свою Родину и страну или византийский режим, с которым имеете счастье проживать? Уверяю вас, это — разное и расстаться с нелюбимым не труднее, чем бросить курить. И Иван Иванович непременно помирится с Иваном Никифоровичем. Правда, не раньше, чем жители Одессы, Луганска и Донецка забудут 2014-й год, а украинцы — Бучу, Мелитополь, руины Харькова и других городов, то есть через пару-тройку поколений. Ускорить здесь ничего невозможно. Придётся терпеливо ждать.

• Победа России станет торжеством византийства и мировой катастрофой: отбросит Мир веков на десять назад. Эта возможность заставляет меня вспоминать Победу в Великой Отечественной: тогда за счёт колоссальных усилий и жертв такого финала удалось избежать. А теперешнего искуса? Смогут ли те, кто сегодня отмечает День Победы, понять урок ВОВ: Победа позволяет гордиться прошлым, но ещё не гарантирует светлого Будущего, и даже легко становится пирровой. Победа — хрупкая вещь, требующая осторожного обращения. Если использовать её как служанку политики, если навешивать на неё, как на ёлочку, случайные, ситуативные желания деспотов, она может сломаться или обратиться в свою противоположность. Мировая поддержка Украины говорит о том, что большая часть людей Земли всё же усвоили урок ВОВ.

• Поражение Украины означает прекращение её существования как государства. Останется лишь территория с таким названием, или с каким-то новым, несуразным, вроде "СпецТеррия". Её будущее туманно. А может, его и вообще не будет, как Будущего в византийском сознании. И остатки украинцев разлетятся по миру, подобно евреям после разрушения Храма. И ждёт их двухтысячелетнее скитание по миру. Пока мир не поумнеет сам собой.Так кто больше мотивирован на победу?

• Остаётся ещё вопрос — о будущем Украины: сбудутся ли мечты о государстве "западного типа"? Объективно есть к этому немало предпосылок, но они могут стать актуальными лишь тогда, когда те, кто называют себя националистами и патриотами Украины, поймут, что История не терпит авантюризма. И левая нога должна согласовывать своё движение не только с правой, но и со своей ЦНС. Прежде чем стать Объединённой, Европе потребовалась длинная история: сперва выносить идею суверенного национального государства, начать создавать такие государства, ввергнуть их в тридцатилетнюю, столетнюю и две мировых, и только после всех этих ударов трубой по голове, даже до европейского быдла дошло, что благоденствие достигается не силой, а Разумом (украинской национальной идее тоже немалый срок, но большую его часть она провела в туманно-поэтических грёзах. Мне кажется странным смысл грезить в составе Империи). Сейчас такой путь также придётся проходить, но можно значительно быстрее и менее драматично. Если украинцы хотят стать европейцами, почему бы им не поразмышлять над этой историей? Рефлексия практически ничего не стоит, но может сохранить немало жизней, избежать разрухи, ускорить ход истории, по дороге приобрести международный авторитет. Другое дело, если они ещё не в силах расстаться с византийством и голова всё еще нуждается в трубе, ... тогда надо отложить все реальные дела, продолжать снимать памятники Пушкину, переименовывать улицы, запрещать русский язык и ... продолжать современный вариант древнегреческого эпоса о том, как царь Ксеркс I приказал высечь море.

• Также есть смысл прежде, чем отрезать связь с Россией и делать вид, что её не существует, крепко подумать: если Россия начнёт избавляться от византизма, резонов стремиться в Европу не будет. Может, приближать этот момент вместе лучше, чем поодиночке?

* * *

В заключение полезно ознакомиться со стихотворением немецкого автора, написанным около 80 лет тому назад: оно о Германском счастье и точно попадает в нашу ситуацию: Но, к счастью, мы побеждены.

Заметьте, уважаемый читатель, сущность ситуации мы обсуждали, разворачивая отношения двух исторических идей, берущих начало в давние времена. Они хорошо сохранились в гробах вместе со своими жертвами на заре российской государственности. Им удалось отравить сознание и подменнить собою жизненные устои целого народа. И сегодня их костлявые руки высовывается из гробов, и тянут Россию на века назад.
Наш подход - остановить внимание на жизни идей, оказавших решающее влияние на историю Российской государственности и его идеологии - позволил обойтись без байденов, путиных, АК-47, ВКС, ВСУ, описаний тактических и стратегических успехов сторон, санкций, отключений газа, угроз Европе простудиться этой зимой, заявлений министров иностранных дел всех стран, всех генсекретарей ООН и прочих необязательных, случайных обстоятельств: они нерадостны, они придают ситуации тусклый цвет и тухлый запах, но сущности не определяют. Дело не в них. Проблема в том, что нет альтенативы, противостоящей им обеим. Однако нет никаких оснований считать эту ситуацию фатальной, непреодолимой. Впрочем, при желании всё это можно добавить в общий компот – дарю пропагандистам, как византийский рецепт отвлечения общественного внимания от сущности ситуации (византийский потому, что он есть форма без содержания, за которой можно душить друг друга).

Для меня из этих наблюдений складывается образ Истории — Машина. Её строили и перестраивали не байдены с путиными, но бесчисленные поколения обычных людей ещё до появления Византии. Эта Машина — есть логика Истории. У неё свой вектор. А байдены и путины создают лишь интерфейсы и эстетику Машины , и умирают вместе с ними, что бы они о себе ни мнили.

Вы не сравнивали отношения церквей к Спецоперации? Это интересно. Католические священники Литвы и Латвии молятся за скорейшее прекращение Спецоперации. Они проповедуют: "обязанность христианина — защищать свою Родину" и "сеять мир вокруг нас". Священники православные, как и при батюшке царе и матушке царице, всё так же молятся за "победу русского оружия"... Выяснение отношений двух российских идей перенесено и на плацдарм религии. Служители веры, в большинстве люди образованные и думающие, захоти, могли бы подать пример понимания того, что сегодня уже не X век.., но, видимо, их время остановилось. И больше их устраивает оставаться департаментом Правительства. Родимые пятна?

Вы не знаете, сколько мирных граждан, простите, националистов и нацистов-назначенцев, запросто так, сегодня погибли в Мариуполе, потому что всесильный и ужасный повелел считать их нацистами? Когда читаю о геройски павших в Спецоперации российских воинах, отдаю им честь, как 77 тому героям ВОВ, и слышу голос Александра Вертинского: "Я не знаю, зачем и кому это нужно/ Кто послал их на смерть недрожавшей рукой..." Тогда я Вертинского не слышал: тогда была не Спецоперация, а Отечественная война — все знали "зачем" и "кому" и понимали: это больно, но нужно. Две большие разницы. Когда сегодня вижу на экране, как минобороны РФ вручает звёзды героев воинам РФ, без запинки произнося святые слова: "За защиту Родины", мне кажется, что я не за тысячи километров от них, а там, вместе с ними, и я должен провалиться как свидетель предательства памяти воинов ВОВ и соучастник кощунства.

На згадку про тих та інших "я візьму той рушник, розстелю, наче долю ...." Та ще раз послухаю "Обійми мене" Святослава Вакарчука. Й вас запрошую.

 

* * *

Приложения

 

Приступая к работе, я попробовал найти в литературе, в т. ч. специальной, понятие "нацист". Мне не повезло, более того, оказалось, что то, что называют "значением" этого слова, практически ничего не означает или означает всё то, что тебе хочется в данный момент. Разве не странно: уже столько лет мы успешно боремся с "нацизмом", с "нациками"... А они всё возникают то здесь, то там. Может быть, надо задаться вопросом: "Может ли нацист бороться с нацизмом?" Возможно, эта борьба будет вечной, если не разберёмся, с кем боремся: с нацизмом или со словом-фантомом, значение которого нам время от времени меняют под свои оперативные интересы? Или делаем вид, что боремся и называем, как хотим... Или бороться с византийской паранойей уже не можем — слишком далеко зашла болезнь?

Вот замечательные образцы "определений" значения слова из авторитетных источников:
- нацист — национал-социалист, фашист, наци, эсэсовец;
- нацист — 1. Приверженец нацизма. 2. Член гитлеровской фашистской партии;
- нацист — сторонник нацизма: член нацистской партии;
- нацист — тот же фашист, только в профиль (класс!).
- нацист — тот, кто считает себя и свой этнос лучше всех других и готов уничтожать других ради процветания своих.

[Ежедневно слушаю сводки с полей сражений типа "силами воздушного базирования уничтожены 60 нацистов и установка залпового огня". Ни разу не слышал: «украинский солдат», всё какие-то гнусные эвфемизмы: "нацисты", "националисты", «боевики», «террористы» ... Чудеса? В результате дело представляется так что РФ воюет не с государством, а с какими-то ЧВК или бандформированиями. А раз так, солдаты РФ получили индульгенцию на изничтожение их всеми способами, в том числе на казнь пленных украинских солдат. Недели две тому заметил странное явление: если сегодня были уничтожены "нацисты", то на следующий день уничтожались "националисты", ещё дальше — «боевики», потом эта цепочка повторялась: фантомы Главнокомандующего — это просто «страшные слова», у которых чудотворцы-селекционеры-пропагандисты удалили значения, но усилили отрицательную коннотацию за счёт сопоставления с захватчиками (нацистами, фашистами, гитлеровцами) в ВОВ.

Те, кому адресованы эти слова, видят за ними реальных врагов. Становясь реальностью, слова рождают ненависть и кровь. На практике в эти категории – «нацисты», «террористы» и т.д. — попадают все жители Украины. Это уже не чудеса, а кровавая «денацификация» в действии].

В общем, нацист тот, кто фашист, фашист — это член фашистской партии, а последний — нацист. В любом случае, нацист и фашист — плохие парни, параноики и настоящие мерзавцы. Вы что-нибудь понимаете в этой белиберде? Мы должны быть благодарны российскому Главнокомандующему за то, что он взял на себя решение неразрешимых для российского солдата (да и для всех других, включая меня) загадок. Правда, метод решения выбрал неудачный – так радикально лечили головную боль во времена Французской революции. Наверно, поэтому и ответственности за своё решение не взял, «умыл руки» (как басилевс Андроник Комнин — см. выше).

Но если серьёзно, определения, данные в начале нашего текста, действительно указывают на связный логический комплекс: явления "нацизм" и "фашизм" связаны через "тоталитарное государство": оно — необходимое условие зарождения и осуществления того и другого. Логика связи проста: вот нацист разевает рот на чужой каравай. Хозяину каравая это не нравится, и он сопротивляется. Уломать хозяина согласиться можно только силой тотального государства, которое для того и предназначено. В свою очередь, нацизм снабжает тотальное государство мощной сверхценной идеей — инструментом мобилизации всей нации на захват каравая. Они друг без друга не ходят. Вне тоталитарного государства "нацист" существует лишь виртуально — как слово, понятие, и только в тоталитаризме он находит своё деятельностное воплощение. Эта парочка составляет одно, неразлучное целое, которое и есть "фашизм".

В повседневной жизни, нам позволительно не различать эти три замечательные ипостаси животности, поскольку мы как-то понимаем, что, называя одну из них, мы подразумеваем и две остальных. И поэтому, когда мы вытягиваем палец и произносим: "Вот этот мерзавец — нацист", мы не просто его ругаем, мы тем самым утверждаем, что он также опора тоталитаризма и фашист.
А вот "националист" к этому "тройственному союзу" вообще непричастен. И случайно проходящий мимо посторонний прокурор вправе попросить предъявить фактическую базу столь сурового и бескомпромиссного обвинения, иначе... 3 года строгого режима за клевету.

Теперь, вооружённые этой логикой, и перспективой трёхлетнего бесплатного отдыха в невыносимых условиях, мы можем сами, не прибегая ни к каким авторитетам, установить, наблюдаем ли мы тоталитарное государство в Украине или оно расцветает и плодоносит в соседнем месте? Сопоставимы ли ужасы действий ВСУ (таковые были с началом военных действий, например, все помнят «распятого мальчика». Правда потом этот эпизод оказался фейковым, но дело уже было сделано) с ужасами, которые творили на оккупированных территориях немецкие фашисты? Говорят ли действия ВСУ о намерении Украины захватить Россию и жить за её счёт?

 

* * *

Мы называем их "нацистами" за их функции или за что-то другое?

В каждом приличном государстве должен быть свой громоотвод—"нацист", еврей, городской сумасшедший. Однако назначение Верховным Главнокомандующим "нациста" на государственную должность отнюдь не единственно возможный подход к определению нациста и нацизма. Как я уже упоминал, "нацисты" объявились только накануне Второй Мировой, до того "нацистов" не было. Что же такого мы нашли в этом явлении, что заставило выделить как особенное и обозначить специальным термином?
Этот вопрос задаёт другой, культуросообразный подход, основанный не на субъективных пристрастиях и целях Главнокомандующих, а на объективных данных. Особенное состояло в том, что банальная уголовщина — порабощение и ограбление — были подняты на уровень официальной государственной доктрины, идеологически обоснованной. Её проводники были убеждены, что действуют от имени народа и государства и во имя народа и государства. Вот этих проводников назвали "нацистами" — за действия в соответствии с этой самой разбойничьей доисторической животной идеологией — "жить за счёт других".

Естественное желание животного — жить за счёт других — не чуждо недочеловеческим существам. Проявления недочеловечества различаются лишь способами селектирования "других": по полу, по возрасту, по классовой принадлежности, социальному статусу, месту проживания, уровню образования и другим биологическим и социальным признакам, вплоть до классического: "ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать". Немцы решили селектировать по этническим признакам, отсюда имя "наци", "нацизм". Нацистов, как и всех других преступников, преследуют и наказывают не за их помыслы и убеждения, а за их действия. Можете ли вы указать на факты (не фейки!) подобного поведения современных украинских граждан? Можете ли поделиться наблюдениями о тоталитаризме в Украине? Если нет, помолчите в тряпочку. Если есть у вас другие подходы к опознанию "неонациста", пожалуйста, объявите их.

Одной из важных функций эсэсовцев было обеспечение безопасности Рейха (охранка, нейтрализация внутренних врагов); другой — ограбление, обычный грабёж на большой дороге: убийства уже не отдельных людей, а массовые "ликвидации неполноценных народов", недостойных участвовать в счастливой жизни граждан 3-го Рейха, и экспроприация имущества убитых (нехилый источник роста золотого запаса Германии в швейцарских сейфах), экспорт в Германию сельхозпродукции, культурных ценностей, работников-рабов и прочих ресурсов. За счёт поставок награбленного можно было поддерживать сносный уровень жизни населения Германии, и мы своими глазами видели, как в голодные годы штурмбанфюрер Штирлиц имел возможность угощать фрау Заурих ветчиной. Ценности, в том числе культурные, которые не удавалось вывезти в Фатерланд, как правило, уничтожались. Также эсэсовские части охраняли концлагеря, принуждали к рабскому труду их обитателей, периодически, для поддержания страха, проводили карательные акции среди населения, поиск и уничтожение внешних врагов Рейха (подпольщиков, партизан) и "ненужных людей" — цыган, душевнобольных .... Организовывали и руководили всеми акциями не рядовые эсэсовцы, а члены НСДАП — офицеры войск СС. Отсюда слово: "нацист" — метка, форма. Но не сущность! Поэтому — важно! — после войны нацистов судили не за форму — членство в НСДАП, и не за их идейные убеждения, а за их преступные дела, в которых, кстати, кроме СС, участвовали и другие формирования — Вермахт, полиция, айнзац-группы, коллаборанты, члены которых не состояли в НСДАП.

Проистекал этот официальный криминал из сверхценных идей Национал-социализма и путях их реализации (см. Программные установки НСДАП). Посмотрите этот документ: его смысл и смысл практики его применения как раз и состоит в заботе о благе немецкого народа за счёт других народов (которые объявляются неполноценными, достойными быть лишь немецкими рабами или вообще, ненужными на этом свете — не ради утоления кровожадных инстинктов или амбиций Главнокомандующих, а именно ради вечного счастья немецкого народа!). В таком понимании блага своей этнической группы, а не в форме, не в метках и символах и даже не в понятном желании выругаться по его поводу состоит сущность нацизма. Нациста надо признать опасным параноиком, врагом человечества, но это уже не о его сущности, а о нашем к нему отношении.
Вы можете привести факты (осторожнее с фейками!), подтверждающие тождество функций немецких нацистов и украинских «неонацистов»? По факту, действия Украины говорят не о намерении "пожить за счёт других", а совсем о противоположном: о том, как бы поскорее расстаться с "другим", больше его не видеть, не слышать и вообще не иметь с ним дела. Жить на своей земле за счёт своих усилий, своим умом. А то, что этого ума не хватило на первом же шаге — в 2014 году (см. выше), ну, что ж, бывает. Как и наказания, которое Украина уже получила сполна. И опыта. Во всяком случае, эта ситуация к нацизму никакого отношения не имеет и не может становиться поводом для оккупации всей Украины и уничтожения Украинского государства, если только Украина не приговорена к уничтожению "по усмотрению" Главнокомандующего, например, по планам укрепления византизма и возвращения России в позапрошлый век.

 

* * *

Как социальный тип нацист — он всегда и везде нацист.

Кто и когда видел его в Украине? Похожи ли действия ВСУ на действия нацистов? На мой взгляд, нет, не похожи. Требует ли идеология "украинского нациста" жить за счёт других народов? Нет, не требует. Есть ли что-то общее у сущностей "украинского нациста" и "немецкого нациста»? Нет: украинский нацист — фантом, у фантомов нет сущности. Сущность может быть у того, кто придумал "украинского фантома". Какова она может быть? Спросите у него или попробуйте ответить сами, это не моя тема. Могу только пожелать, чтобы вас после того, как получите ответ, не стошнило.
А что касается военных операций и стрельбы в российских солдат, так спецвойна же. Не только "нацисты", все друг друга спецуничтожают — во всеобщности гибели трагедия этой и любой другой войны. Тем более, не на территории РФ, а там, где проживают "неонацисты". И никто, кроме Главнокомандующего и его референтной группы, не рискнёт обвинить Украину в намерениях ограбить и поработить русский народ, сменить российское правительство, общественный строй, если не хочет провести свои дни на Сабуровой даче в Харькове, в компании американского сенатора Форрестола. (Помните? — Это тот тип, кто с криком "Русские идут!" выбросился с высокого этажа. В МИД России любят симметричные ответы. Так почему бы не выброситься с криком "НАТО идёт?". Может в результате воздух станет чище). Просто Украина не хочет служить боксёрской грушей и спецоперирует не за то, чтобы жить за счёт России, а чтобы Россия оставила её в покое. Одчепилася.

Ещё одно замечание. Научили нас, послевоенных: "нацист" ходит в паре с "фашистом". Эти два, совершенно разные персонажи сливаются в один не только у Главнокомандующего, но, благодаря его заботе о нашем Разуме, теперь уже у всех. Малозаметное преступление против Разума. Но приводит к странному заключению, что украинцы претендуют на мировое господство, потому как тоталитаристы и национал-фашисты (см. Определения выше). Проекция на другого своей мечты? Похоже. Но я сторона заинтересованная. Может быть, от нас скрывают чёрные замыслы и тайные действия ВСУ (типа «освобождение» Кремля и ограбления России)? А может, это всеобщее упущение — не разглядели тоталитаризма в Украине? Или не в Украине, а недалеко от неё? Как вы думаете?

Чьей бы эта "недоработка" ни была, она решительно и просто исправляется в ходе Спецоперации: "нацист" — это виртуальный объект, который Главнокомандующий назначил быть "нацистом". Но благодаря его употреблению как реального объекта, в реальности он становится объектом ненависти и подлежит уничтожению. Дело сделано.
Вы ещё не забыли, что на территории Украины и за счёт Украины происходит борьба названых выше двух российских идей. А Украина к этой борьбе отношения и каких-то своих интересов не имеет. Как удержать Украину от отказа и принудить быть тренировочной грушей двух боксёров? Вот так: разжигать ненависть, чтобы близкие народы сделать далёкими, и тогда они станут более остервенело убивать друг друга. И уже назад дороги не будет. Такая многоходовка могла бы быть задумана и реализована в Древней Византии. Потому она и осталась Древней. Не является ли такой финал — остаться Древней — наибольшей опасностью для России?

 

****

О способе сосуществования в России "Византийской" и "Западной" идей

Этот способ не был неизменным.
Мне не кажется, что, впуская Европейскую идею в Россию, Пётр I имел в виду сделать её государствообразующей взамен Византийской. Но как человек дальновидный не считал возможным длительное существование России в открывающемся ей Мире на основе Византийской идеи, по крайней мере, в том виде, в каком она ему досталась. По его деяниям можно сказать, что Западную идею он рассматривал как инструмент поддержки, укрепления Византийской. То есть как технический инструмент. Не более. Так что, задача модернизации, которую он поставил и начал решать византийскими(!) методами (как и полагается "византийскому человеку"), состояла в выделении для Западной идеи места в разрешённых рамках. Этого же принципа придерживались и последующие самодержцы.

Такой принцип сосуществования идей можно визуально представить как матрёшку: Византийская идея объемлет (содержит внутри себя, представляет собой её смысловую рамку) Западную, т.е. доминирует, полностью контролирует её существование. Однако в этой матрёшечной конструкции заложен лукавый элемент: содержания идей оппозиционны. С одной стороны, — это потенциально полезное обстоятельство, создающее стимул развития. С другой стороны, позиция, в которую поставлена Западная идея, принципиально противоречит её же содержанию, что вызывает неустойчивость всей конструкции. Чтобы всё-таки пользоваться позитивными свойствами "матрёшки" и при этом сохранять устойчивость (но не стабильность, т.к. ситуация на месте не стоит), нужны особые оргуправленческие умения. Наследственный принцип передачи власти и требования сохранения традиционности не гарантировали наличия у преемников необходимых качеств и способностей, а также возможностей применить этот природный дар, если бы он проявился. А ситуация управления, хоть и медленно, но изменялась. Так что со временем стало невозможным удерживать Западную идею в положенной ей сервильной позиции. И она стала конкурировать с Византийской идеей: способ сосуществования этой двойственности изменился. Эти процессы возникали и модифицировались в послепетровские времена и могут быть прослежены, опираясь на сведения из истории России.

* * * * *

Здесь "народ" — это те "86%", а не Народ, который понимает всё, что разумно и не испорчено властью.

***

 

«Не византийская, не Западная, а…»

Многое происходит в Истории: возникают и исчезают империи, страны, народы.
Древняя Иудея так и осталась Древней не в результате нападений извне, а в результате внутренних распрей.
Римская Империя пала не от натиска варваров, а от кончины имперского духа.
СССР закончился, когда иссякла идея социализма-коммунизма, а не по постановлению Вашингтонского Обкома. И т.д.

В подобных случаях ссылки на враждебные силы и внешние обстоятельства как причины национальных катастроф – лишь жалкая попытка оправдания своей ничтожности. Просто потому, что никакая сила ничего сделать не может, если нет соответствующего ресурса, которое сила должна использовать, чтобы вызвать ожидаемое действие. А если такой ресурс есть, большая сила не нужна: достаточно небольшого случайного толчка и система потеряет устойчивость, начнёт распадаться сама собой. Первый и решающий из ресурсов – состояние людей, населения страны. Но сегодняшнее и прошлое их состояния существенно разные. Проще говоря, в прошлое вернуться принципиально нельзя: оно существует как память о тогдашних «хороших» обстоятельствах, «хорошей жизни» лишь в памяти (о проблемах и трудностях реальности прошлого все давно позабыли), а не в «объективной реальности».
Государство- и народо- образующие идеи не вечны («Тысячелетний Рейх» Гитлер обещал немцам как пропагандист, т.е. «врал во благо». «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», — поколение так и не дождалось коммунизма). Срок их жизни зависит от темпов процесса, который как-то выпал из сферы нашего внимания потому, видимо, что уж очень он интимный и неявный. Я говорю о процессе «очеловечивания человека»: он начался неизвестно когда и пока конца ему не видно, по крайней мере, в обозримом будущем. Тут из-за полей этой страницы вылезает вопрос: «О чём речь? Что такое "человек"? Если он ещё не стал "человеком", то что же он такое?» Это ключевой вопрос оснований развёртывания нашей темы, на уровне подхода он обсуждён здесь , но нужна конкретизация, надо продолжать. Пока достаточно сослаться на эмпирические факты, позволяющие как-то идентифицировать "человека" (это всё-таки лучше, чем игнорировать вопрос, как это сделала ООН: приняла Декларацию Прав Человека, не указав субъекта прав, как требует юридическая норма). Сказать «человек» — не значит идентифицировать его.

В СМД—методологии человека идентифицируют как носителя и пользователя мышления (М) и деятельности (Д) – мыследеятельности (МД). Специалисты по истории мышления выделяют несколько исторических формаций мышления: языческую, мифологическую, религиозную, научную, инженерную, … Многоточие означает, что ничего определённого о конечности этого ряда, как и о следующем его члене, сказать не можем. Можем только делать эмпирические предположения.
Формации различаются структурой (особенно функциональной структурой) и правилами оперирования. В Исторической последовательности формаций прослеживается некая направленность, вектор: каждая последующая формация предоставляет человеку более эффективные средства мышления и обеспечивает более разнообразную, осмысленную и эффективную практику. Это и есть вектор «очеловечивания человека», он возможен, благодаря нашей уникальной способности превращать результаты МД на одном этапе в средства изменения (коррекции ) МД на следующем этапе. В первом приближении ряд формаций можно считать этапами становления «идеи человека».
Качественное различие содержания этапов очеловечивания фиксируется в различии мировоззрений, Картин Мира, комплексов понятий и представлений, идеологических постулатов и, значит, разнообразии способов и содержаний организованностей деятельности. А если считать переходы по этапам связанными какой-то логикой, обусловленностью, тогда последовательность предстаёт как процесс. И мы можем говорить о процессе становления человека.

Обусловленность (самодвижение) процесса действительно наблюдается и обеспечивается его рекурсивной структурой – замыканием на самого себя (прошу читателя извинить меня за перескок нескольких этапов размышлений, из-за чего сказанное может показаться белибердой). И нет нам никаких оснований полагать процесс очеловечивания человека ЗАВЕРШЕННЫМ. А если он не завершён, нечего рассуждать о «Тысячелетнем Рейхе», вечных великих империях, вечных идеях и путях достижения светлого будущего человечества – эти дела не нашего ума. Такие масштабы, такие притязания вызывают лишь подозрение, что вы слышите никого иного, как нового претендента на место фюрера, только-только проснувшегося после съезда Победителей в 1934 году.

Это небольшое размышление помогает понять бессмысленность и бесперспективность попыток вернуться и вернуть жизнь страны в прошлое. Не потому, что оно «прошлое как таковое», а потому, что мы входим в зону неадекватностей, нестыковок сегодняшнего и прошлого комплексов всех интеллектуальных и деятельностных моментов. Ведь прошлое стало «прошлым» не потому, что время прошло, а потому, что тогда были жизненно важные проблемы, не разрешаемые при том наличном уровне интеллекта. Избавиться от них удалось только подняв свой интеллектуальный уровень, для чего потребовалось время, были предприняты усилия, затрачены ресурсы, может, были принесения в жертву. Неужели мы покинули бы прошлое состояние, если б оно было похоже на "уютное гнёздышко", где все наши проблемы разрешены? Понимание, осмысление и разрешение тех проблем стало возможным, благодаря напряжённой, может быть, трагической, работе над изменением своих интеллектуальных способностей на переходе к следующему этапу. Именно поэтому мы сейчас находимся не в предыдущем этапе (он для нас уже прошлое), а в следующем. Потому, что мы изменились, мы приблизились к соразмерности с реальностью. Мы сегодня не те люди, которые были в прошлом: больше знаем, больше понимаем, больше можем. И ситуация не та. Вернуться в прошлое значит вернуться не только в прежние, проблемогенные условия жизни, но и отказаться от сегодняшних интеллектуальных достижений и тех возможностей действий, которые они нам доставили. Это возможно, будучи в здравом уме? Это возможно только под дулом в тоталитарном государстве. Или в мечтах, например, о балах в Императорских дворцах.

Там мы избавлены от бремени выбора, поскольку жизнь проходит в соответствии с представлениями о неизменном мире. Проходит время, обстоятельства жизни изменяются, опять возникают новые проблемы, которые не только разрешить, — понять не можем. И тут является вождь на белом осле и предлагает: а давайте, вернёмся в прошлое (в Византийскую империю, в СССР, в самодержавную Россию, в область Российской империи, которую по недоразумению назвали Украиной и т.д.). Восстановим империю – там было так просто, так уютно… Он врёт, гад, скрывает свою умственную импотенцию за красивыми словами. Но мы можем его спросить: зачем нам возвращаться в погорелый театр, если мы, слава Б-гу, не сгорели вместе с ним? Чтобы повторить наши подвиги, славу новую снискать? Вурдалак требует ещё крови? Да, там бывали гениальные постановки и хорошие деньки. Но ведь придётся повторять путь мучений и потерь. Главное, однако, – не это, а топтание на месте в то время, как остальной мир идёт дальше. И вот, вдруг наступает осознание, что мы здорово отстали от остальных стран, и тогда применяется испытанное средство: расчехление замороженного ВПК, - не для немедленной агрессии, а для удержания международного авторитета страны и престижа в глазах собственного населения (типичный идиотизм тоталитаризма: предполагать, что страх и авторитет - одно и то же) , и т.д. по восходящей. Такое могло бы произойти как результат сговора с недругами России, то есть – предательства. Знакомая нам по жизни картинка, ставшая как бы визитной карточкой последних поколений, называется «интеллектуальный кризис». Одно утешает вождя: последствия уже не его дело, отдуваться будут … наши дети.

Вот я и говорю: выбор «Византийская идея vs Западная идея» – пройдённый этап. Прошлое. Спецоперация и Сопротивление ей завершают время актуальности этого выбора, потому что сегодня — это выбор между шилом и мылом, или между двумя клубами элит: консервативной отечественной и эпигонской западной: ни та, ни другая не создали ни методологических, ни технических, ни организационных оснований разрешения сегоднящшних проблем. Свой потенциал эта дихотомия отработала, и её разрешение больше не является условием перехода в следующий этап становления человека, очеловечивания: именно сейчас на этом этапе Россия, которая обладает многовековым опытом порабощения, оскотинивания человека, может реализовать свой опыт искусственного отношения к Истории и сказать Миру новое слово. Слово о смыслах, путях, способах очеловечивания человека. Это не призыв: «поставить Человека в центр мироздания» на место Всевышнего, хотя бы потому, что признаётся: он уже не обезьяна, но ещё не Человек. По каким критериям? – Да по любым, имеющимся в наличии, хоть бы религиозным. Ведь, надо готовиться к длительной работе, не на одно поколение, и никто не может быть уверен, что наши сегодняшние идеалы будут приняты нашими потомками. Поэтому неважно, каким идеалам, образам «Человека» мы сегодня отдадим предпочтение. Решающее значение будет иметь не исходная точка, а замена нашего представления о Будущем как желаемой точке или области в системе таких-то координат, где обитает счастье, на представление Будущего как пути, который начинается сегодня, и способа прохождения пути. Этот способ, очевидно, должен обеспечивать изменение наших представлений об устройстве Мира (Картин Мира и проч.) и представлений о «Человеке», т.е., о нас — по ходу работ, синхронно с изменениями наших интеллектуальных способностей, дающих возможность продвижения. Это требование удовлетворяется, если организовать процесс разработок как рекурсивный (уже упоминавшийся принцип: результат каждого шага рассматривается и используется как средство прохождения следующего отрезка пути). Удачная реализация такого замысла бесспорно удостоверит, что мы не просто человеки, мы - бытийствующие человеки, достойные звания "человек sapiens".

Бытие – это организованное, осмысленное существование. Обратите внимание на подход: мы центрируемся не на «благосостоянии» человека, не на его здоровье, образовании, воспитании, правах, комфорте и проч. жизненных благах. Мы сосредотачиваемся на его человеческих качествах, обусловленных особенностями его мышления и деятельности, на условиях и способах полного включения человека в род сапиенсов. То есть на культивировании Мышления и Деятельности – того, что отличает Человека от природных объектов и скота. Идея способа движения в обозначенном направлении – это контролируемое искусственное отношение к Истории. Тогда наша жизнь может стать Бытием, в котором византийцы, деспоты, агрессоры, пропагандисты, лжецы и даже главнокомандующие просто никому не нужны. В этой работе материальные и все остальные блага, конечно, присутствуют, но не как цели и не как смыслы, а как побочные продукты такого движения и как условия, инструменты, способы достижения Бытия и утверждения обозначенного смысла.
Но кто организует и обеспечивает такое приятное движение? Государство? Возможно, государство и захочет взять на себя эти функции, но не сможет: не для того оно предназначено и устроено. Мы в России уже это попробовали и отравились. До сих пор не удаётся желудки промыть.
Этот путь организует и обеспечивает общество.


Небольшое отступление. Как мы представляем себе "общество"?
Наша жизнь протекает во взаимодействиях друг с другом и с организованными группами людей (организованностями). Даже в закрытых сообществах типа армий, монастырей, тюрем. Функционирующую сеть взаимодействий мы называем социумом. Функционирование осуществляется по нормам, которые составляют содержание Культуры данного сообщества. Кроме функционирования в структурах социума также протекают процессы других типов: производства и воспроизводства. Социальная среда, как мы знаем, непостоянна, подвержена влиянию внешних причин и внутренних нерегулярных воздействий. Тем не менее, социум не теряет устойчивости, не распадается на "атомы". Даже время от времени обновляется и престраивает свой состав, структуру, интенсивность взаимодействий, соответственно изменившимся условиям. Но никаких структур или органов, которые определяли бы необходимость, направленность и содержание изменений, в составе социума нет, самоуправляться и, тем более, развиваться социум не может. В этом отношении он больше похож на машину, которая стоит в ожидании шофёра и механика. Почему История так распорядилась?. Возможно, она поняла, что управленческая работа сложная и у социума не хватит интеллекта, чтобы с ней справиться. И потому решила обеспечить устойчивость социума по английскому (американскому?) принципу "не класть все яйца в одну корзину" - передала функцию управления социумом другой инстанции, с большим интеллектуальным потенциалом. Эту инстанцию назвали общество. Конечно, такое решение пришло не сразу - долгие годы социум обходился без общества, что не избавляло его от необходимости периодически как-то трансформироваться, но требовало за это немалую цену: войнами, революциями, переворотами, уничтожением культурных достижений, насилием над людьми и над дочкой Истории - Культурой.... Наконец, История сообразила, что она занимается самоуничтожением, сочинила общество, поручило ему присматривать за социумом, но запретила применять насилие - такой она стала гуманной. Общество оказалось на высоте и принялось заниматься своим делом: рефлектировать процессы в социуме и, как в зеркале, показывать социуму его немытое рыло и грядущие беды, если социум не исправится. Это произвело огромное впечатление на всех участников этого предприятия. Люди, образовавшие общество, нашли своё призвание. Социум, кряхтя, начал что-то понимать, кто и для чего он такой, и даже в приступе самобичевания принял несколько поправок в своём поведении. Возможно, эта тенденция продолжится, ведь мы находимся в самом её начале. Но общество не хочет ждать. Оно заглядывает в Будущее и видит несовершенства Настоящего. Оно размышляет, как поднять интеллектуальный уровень людей в социуме, чтобы они поддерживали Общество, обеспечивали его воспроизводство и налаждались результатами своей работы. Это хитрый ход: он может привести к стиранию граней между уровнями интеллекта Общества и социума. В свою очередь, это может инициировать стирание различий между "двумя разными народами" в России. Что тогда будет, неизвестно. Но попробовать в экспериментальном режиме (например, игровом) стоит.
Итак, мы представили Общество не как группу людей с высшим образованием и элитарной культурой, а как функцию регулирования отношений общественой системы. На каком материале оно может существовать? На любом, на котором удастся, хоть на роботах. В сегодняшней ситуации, однако, есть нужда не только в регулировании, но и в общественном развитии. И это возможно: отношение Общество-социум это отношение не руководства, а управления, Оно действует в структуре типа "матрёшки": общество объемлет социум. В такой структуре становится возможной инициация процессов развития.



****

Простые размышления о византизме-фашизме

Почему самое надёжное место сохранения византизма-фашизма – это мышление «простого человека»?
Потому что:

- «простой человек» — это «массовый человек», в тоталитарной России его выращивание и сохранение поставлено на широкую ногу, он составляет около 95% населения, так что, идеи фашизма многократно дублируются. Их не надо специально распространять, они просыпаются и активизируется, когда для них создаются благоприятные условия: тоталитарное государство;

- он не располагает способами развития и понятиями о процессе очеловечения, поэтому структура его мышления девственно неизменна: что туда однажды заложено, коррозии не поддаётся;

- он существует в каждой стране и пестуется властью, поскольку является незаменимым ресурсом войн, геноцидов, революций и всяких других преступлений.

Главная беда России не во внешних угрозах, не в постановлениях вашингтонских обкомов, а в хронической (наследие Византии!) бездарности и безответственности власти. Эти свои качества власть научилась прятать за спины выращенного и лелеемого ею «массового человека» («Ничего не поделаешь – у нас такой народ!»), который она кощунственно называет «русским народом» и который стал обязательной деталью процессов её воспроизводства.

Что самое трудное и сложное в мире? Мышление. А самое простое – хаос, беспорядок: мыслить – трудное занятие, а чтобы создать хаос, достаточно ни о чём не думать, ничего не предпринимать, разруха придёт сама собой. Кайф!
Мир фашиста – это мир «простого человека», в терминологии Гитлера — «естественного человека» (см. Майн Кампф) – такого, с которого «снята» культура, и он не стеснён никакими правилами и ограничениями. Не надо себя ни к чему принуждать, ни за что не отвечать – ты абсолютно свободен в своих действиях, остановить тебя может только равное тебе противодействие. В этом мире Историю не наблюдают, её «творят» — творя хаос, "история" и "хаос" становятся синонимами. Там главный принцип существования – приоритет воли над разумом, а нации – над государством. Значит, нет такой штуки, как «суверенитет государства», и, стало быть, способ существования – непрерывная война, где побеждают физическая сила, ложь и вероломство. Также не существует совесть, поскольку за ненадобностью не функционируют (рефлексивные) структуры мышления. (Планам Гитлера очень мешала совесть. Одна из его претензий к евреям состояла в том, что евреи «изобрели совесть». За что и поплатились). Я уверен, ни один басилевс не подозревал, что его Картина Мира будет так творчески воспроизведена! Указанный выше принцип приоритетов приводит ещё и к эффекту пренебрежения средствами и способами реализации волевых импульсов, а значит, к принципу неограниченности действия: всё возможно и допустимо для достижения желаемого. Получается то, что мы называем «сверхценная идея»: все средства хороши, оправданы целью. Пренебрежение Разумом приводит к тому, что отпадает необходимость различать те сущности, граница между которыми проходит по способам и средствам деятельности. Такие границы становятся несущественны. Например, между «национализмом» и «нацизмом», «очеловечиванием» и «оскотиниванием». Когда кто-то называет вас «украинским неонацистом», «украинским фашистом», всегда есть подозрение, что его собственное мышление склонно к фашизму, и он не понимает, о чём говорит, просто применяет знакомый штамп. (В сходной ситуации известный психолог Густав Юнг заметил: «речи Геббельса не что иное, как немецкая психология, спроецированная на врага»). Образ финала такого мира в нескольких словах описал Михаил Гефтер: «в четвёртой мировой войне будут воевать камнями и палками».

Хотите войти в шкуру нациста, испытать его эмоциональное состояние – посмотрите «Триумф воли» Лени Рифеншталь, и вам будет непросто удержать себя не взять в руки палку, камень и побежать фюрера защищать.

 

Сокращённый вариант толкового словаря перевёртышей - Новояза
Новояз – эффективное средство, применяемое агрессором для введения в заблуждение и деморализации не только своего населения, но и противника. Составлен не по декларациям, а «по делам их».

СЛОВО, ВЫРАЖЕНИЕ (в Новоязе, пока кириллицей) ЗНАЧЕНИЕ (в переводе на русский язык)
Спецоперация Вооружённый туризм без приглашения на территорию другой страны с дальнейшей аннексией посещённых территорий и туробъектов
Наглость Наше право
Священная и отечественная Атрибуты, приписываемые Спецоперации. Придают ей смысл защиты и восстановления справедливости. А потому помогают агрессору создавать хороший мобилизационный потенциал
Нацист Виртуальный объект для уничтожения, назначаемый на государственную службу в Министерствах Правды и Обороны агрессора. В Новоязе употребляется как реальный объект.
Националисты Всё население Украины: те, кто не приветствует агрессора и не выходит к оккупантам с хлебом-солью
Фашист Нацист, националист, террорист
Террорист 1) партизан — любой человек на оккупированной территории, «подло» и «исподтишка» защищающий от агрессора свою страну всеми доступными средствами. 2) военнослужащий ВСУ
Денацификация Уничтожение националистов: подготовка к заселению «освобождённых» территорий оккупированной страны лояльными новой власти существами из других регионов необъятной России
Демилитаризация Разрушение инфраструктуры Украины – предохранение соседа (если он выживет) от соблазна восстанавливать свою жизнь по прежним (несовременным) нормам. Принуждение соседа к модернизации и развитию.
Освобождение от нацизма … от тягот земных.
Родина 1) Территория, в данный момент контролируемая ВС РФ. 2) Режим власти.
«Родину защищать» 1) Вечная забота всякой империи: приумножать свои территории за счёт соседей, совершая воинские подвиги, иногда (чтобы совсем не потерять лицо) спасая и поддерживая соседа гуманитарной помощью. 2) Технология разбоя: захватить чужую территорию, а потом объявлять всеобщую мобилизацию на «отечественную и священную» войну по защите награбленного.
Страна Территория, контролируемая действующим режимом. Совпадает с «Родиной».
Русофобия Волшебное слово. Стоит его произнести, как все попытки понять, что происходит в Украине, уже не нужны: вы не только не поняли, но вам больше не захочется понимать. Что и требовалось. Между прочим, иногда то же самое происходит с "антисемитзмом".
«Британские спецслужбы подготовили план захвата ЗАЭС» Предупреждение: Украина готовится вернуть свою собственность, захваченную агрессором. А британцы тут для эстетики процесса

 

 

* * * *

Вспомнилось

(как Россия создаёт модель о себе в сознании Запада)

 

Спецоперация привела к Сопротивлению при участии многих стран (во всяком случае, "развитых" стран) Мира. Возникает вопрос: «Почему более-менее продвинутые народы не желают с нами дела иметь? Что им не нравится в нас?». Наиболее простой и частый ответ: "Не нужна нам ихняя любовь. Мы - самые-самые, самодостаточные, обойдёмся без вас...". Есть и другой, человеческий ответ, но объяснять его надо долго и нудно. Расскажу лучше эпизод из жизни.

Вскоре после войны в Чехии, в городе Теплице, в сквере на улице Липовой был установлен памятник советским воинам: "В благодарность за освобождение от оккупантов".
Это прямоугольная площадка примерно, 60х60. На стороне, противоположной входу, стоит большая фигура советского Солдата-освободителя. А справа и слева площадка окаймлена надгробьями наших героев, павших в боях за Теплицу. Здесь тихо. Кругом деревья, уже большие.
В каждое надгробье чехи вмонтировали красивую латунную таблицу (я видел их на фото) с именем героя и кратким сообщением о его подвигах .

В 1968 году советские танки снова вошли в Прагу: не как освободители — как новые оккупанты. После этого таблицы исчезли. Не по указаниям Вашингтонского Обкома, не из-за проделок хулиганов-антисоветчиков, доморощенных нацистов, нет, так Муниципалитет Теплицы и её граждане официально выразили своё отношение – не к Солдату, нет, и не к России, а к византийскому режиму: эти вещи европейцы умеют различать - война научила. Да и в Москве нашлось несколько человек с ещё не совсем атрофированной способностью к различению, они вышли на Красную площадь, чтобы заявить о своём понимании значения слова "свобода". (Опять эта проклятая семантика: "освободить" не всегда значит "сделать свободным". Надо различать).

В августе 2016 мы стояли, оцепеневшие, посреди площадки и глядели на фигуру Солдата-освободителя. В руках у нас были цветы: мы пришли возложить по цветку на каждое надгробье. После того, что я увидел, я забыл, зачем мы пришли: на месте таблиц зияли отверстия от крепёжных болтов.

У Памятника был вырван язык. Тем не менее, его голос звучал в нас, возможно, громче, чем если б мы увидели то, что ожидали: он говорил, что не перестал и никогда не перестанет напоминать об освободителях, но теперь он стал ещё и местом скорби чешского народа по утрате друзей.

Мы стояли молча, вслушивались в этот голос, понимали, о чём он говорит. Всё было ясно.

Чехи поступили по-европейски, не по-византийски. Они не только выразили протест против фашизма и агрессии, но и показали, что понимание истории как суверенности, непрерывности и необратимости реалистичнее борьбы с нею путём сноса памятников. (В Украине, как и в России ещё не дозрели до такого понимания, и полагают, что, снося памятники, они отменяют историю. А сегодня, не моргнув глазом, превращают Украину в выжженную землю. - Это через 1000 лет язычество возвратилось. А, может, оно обмануло христианство и никуда не уходило?). За что чехам и всем прочим любить нас, по крайней мере, сегодняшних? Это ещё что! Как нам любить себя и гордиться героическим прошлым, если все достижения тут же извращаются и стираются?

Мы возложили цветы к подножию Солдата-освободителя, и как сограждане преступников попросили у него прощения.
Это воспоминание объяcняет позицию Чехии (и не только) в "русско-украинской войне".

август 2022

назад        на главную